5 сентября 1944 года быховчанин Леонид Медведский был призван в ряды Красной Армии

Сейчас Леониду Ивановичу Медведскому 92 года. Вглядываясь в лицо хрупкого, но закаленного военным лихолетьем ветерана, легко представить, что пришлось пережить этому мужественному человеку. Он помнит все, словно война опалила его судьбу вчера.

5 сентября 1944 года быховчанин Леонид Медведский был призван в ряды Красной Армии

Враги ступили на родную землю

В далеком 1941-ом Лёне исполнилось 14 лет, успел закончить только 8 классов. Ему бы и дальше учиться в школе, беззаботно гонять с подростками мяч по деревне. Но нет, судьба распорядилась по-иному. Да так, что оставила неизгладимый горький след…

Парень рос в простой крестьянской семье в деревне Кучин. Был хорошим помощником и надежной опорой своим родителям. Всегда с охотой брался за любую работу. Да и в школе учился хорошо, много читал книг. Но мирный труд и учеба оборвались, как и, впрочем, счастливое детство, когда враги ступили на родную землю.

«Война пришла нежданно», — с горечью вспоминает Леонид Иванович.

Жара. Июль. Немцы так быстро приближались к родному селу со стороны Бобруйска, что семья Медведских не успела эвакуироваться. Им пришлось, как и многим другим, жить на оккупированной территории. Немцы установили «новый порядок» на захваченной территории. За малейшую провинность перед фашистским командованием полагался расстрел. Кругом полыхали деревни. Расстреливали евреев, партизан, простых мирных

жителей.

Ночью партизаны, а днем — немцы

Смена режимов происходила, как в кино. Днем в деревне властвовали немцы, а ночью приходили партизаны. Красноармейцы находились в лесу в бункерах всего лишь в двух километрах от деревни. Они устраивали засады, подрывали и громили вражеские гарнизоны. Каратели обвиняли мирных жителей в пособничестве партизанам, отвечая насилием и смертями. Фашисты жестоко расправлялись с людьми, особенно с теми, кто не подчинялся их воле.

— Однажды фашисты устроили массовую облаву. Приказали сельчанам собрать всех детей и подростков и вывести на улицу, чтобы затем отправить в концлагеря и на принудительные работы, — рассказывает Леонид Иванович. — Но мама, почувствовав неладное, решила меня спрятать в доме. Лучшего места, чем небольшая печка-лежанка, в доме не нашлось.

Хрупкого по телосложению подростка запихнули прямо в топку, а сверху положили дрова. У матери сердце готово было выскочить из груди, пока немцы устраивали в доме обыск, заглядывая в каждый угол. Кто знает, что могло случиться, если бы они, открыв дверцу топки, поднесли зажженную спичку. Подросток мог сгореть заживо, как маленький сверток, прямо у матери на глазах…

Вот такой, наполненной ужасом и страхом, помнится война.

Свистели пули над головой

А однажды партизаны подорвали мост между деревнями, были жертвы среди фашистов. Казалось, их лютости не было предела, они зверски издевались и расстреливали мирных жителей. А оставшихся в живых детей и подростков на конной телеге заставили объезжать все близлежащие поля в поисках… мин. А ведь они могли взорваться в одно мгновение, в любом месте.

— Наш отец скромный, никаких заслуг себе не приписывает, — говорит дочь Леонида Ивановича Ольга.

Да и сам Леонид Иванович твердит: героических подвигов не совершал, а вот пули над головой свистели, и не раз.

В долгожданном 1944 году Быховщина была освобождена от немецко-фашистских захватчиков. «Красные идут!» — восклицала радостно босоногая ребятня, когда в деревню Кучин пришли освободители.

Леонид Иванович Медведский 5 сентября 1944 года был призван в ряды Красной Армии. Новобранцев отправили в 30-ю дивизию большой мощности резерва командования. Рядовой Леонид Медведский стал разведчиком оптической тяжелой артиллерии. Бригада была укомплектована мощнейшим дальнобойным оружием. В жестокой битве начались боевые сражения с фашистами на Западе Венгрии возле озера Балатон. Артиллерийское подразделение, где служил Леонид Медведский, всегда находилось за линией фронта. Подразделение оптической разведки действовало примерно в полутора километрах от линии фронта и докладывало о передвижениях вражеских частей.

Будапешт, Братислава, Вена – города, которые освобождали солдаты 30-й дивизии. Трижды форсировали реку Дунай. Непосредственно в боях Леониду Ивановичу не доводилось поучаствовать, но под воздушные и минометные атаки немцев попадал не раз, однажды был контужен.

А во время ночного переезда их отряд попал под бомбежку. Прицеп, где ехал разведчик, перевернулся — в результате солдат получил травму, сломав два ребра. Хоть это и не ранение, но в санчасть попал.

Победу солдат встретил в чехословацком городе Брно. За мужество и героизм Леонид Иванович был награжден боевыми медалями «За взятие Будапешта», «За освобождение Праги». А также удостоен медали «За Победу над Германией», ордена Отечественной войны II степени, других наград. Не один раз он получал благодарности от Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина.

Родные просторы

После войны Леонид еще пять лет служил в армии на Украине под Львовом. Домой в родные края вернулся после демобилизации. У молодого человека было острое желание учиться дальше, получить профессию. Имея неплохие знания, он почти за год окончил могилевскую среднюю вечернюю школу. Леонид Иванович выбрал для себя самую мирную и благородную профессию на земле — стал учителем. Обучаясь на заочном отделении в Могилевском пединституте, одновременно работал учителем математики в Твердовской средней школе.

Во время учебы познакомился с Надеждой, агрономом совхоза «Быховский», которая вскоре стала его супругой. Сначала жили в родительском доме, а уже в 60-е годы отметили новоселье. Построил дом, посадил дерево, родились дети — сын и две дочери.

Педагогический стаж Леонида Ивановича пополнился учительством и директорством в Кучинской 8-летней школе. Также работал заместителем директора Глухской СШ. Долгое время, уже будучи на пенсии, работал в Восточной восьмилетке. На заслуженный отдых ушел в почтенном семидесятидвухлетнем возрасте. За годы своего педагогического труда Леонид Иванович Медведский воспитал много талантливых учеников, которые помнят и уважают своего учителя.

Праздничный салют в честь ветерана

Будучи на пенсии, Леонид Иванович еще долго трудился на своем, довольно большом подсобном хозяйстве. Держали лошадь и другой скот, в подворье ветерана до сих пор имеется пчелиная пасека.

Сегодня ветеран не одинок, у него 7 внуков и 9 правнуков — его гордость и надежда. Родные любят и уважают Леонида Ивановича, не оставляют без заботы и внимания.

— У меня теперь каждый прожитый год, как юбилей, — улыбаясь, говорит участник Великой Отечественной войны. — Мой дед Егор дожил до 104 лет, надеюсь, и я перешагну столетний рубеж.

Родные и близкие то и дело устраивают праздники ветерану. Ездили на Буйничское поле, в Мирский замок. А на 90-летие устроили праздничный салют прямо возле дома.

Нет! Невозможно стереть из народной памяти подвиг тех, кто отстоял свободу и независимость нашей Родины!

Наталья ЛЕВАЧКОВА.