Интервью с помощником прокурора Быховского района Анастасией МИХАЛЬЧЕНКО

Глянец роскошных темных волос, сдержанная сочность губной помады, ухоженные руки с ногтями-«стилетами», зажимающие современный смартфон в корпусе лососевого цвета, элегантная «шпилька». Воображение уже рисует образ легкомысленной красотки? Все гораздо серьезнее и строже! Обладательница незаурядной и весьма броской внешности — помощник прокурора Быховского района Анастасия МИХАЛЬЧЕНКО. С ней мы встретились накануне профессионального праздника – Дня работников прокуратуры.

— Анастасия Викторовна, сегодня женщина в кителе уже не вызывает удивления. Но все же представительниц прекрасного пола, носящих прокурорскую форму, не так много. В Быховском районе Вы и вовсе такая одна. Не сложную ли профессию выбрали?

—Быховская прокуратура – это мое первое и единственное место работы. Я изначально была настроена на то, что прокурорский «хлеб» – это серьезная работа. Об этом еще папа, в свое время служивший в органах милиции, предупреждал. Поэтому в Быхов я приехала в «боевом» расположении духа. Было ли сложно? Нет. Хотя даже изначально, когда сразу сюда пришла, скидок на возраст не делали. Выбрала такую работу – трудись. Натаскивали, объясняли, направляли. Причем все. Да и не в моем это характере — пасовать перед трудностями.

 — Все-таки окружение Ваше – сплошь мужское. Дискриминации не приходилось на себе ощущать?

—Снова, нет. Возможно, все дело в коммуникабельности. Еще в детстве больше с мальчиками дружила, нежели с девочками. Потому и сейчас мне легко найти общий язык с мужчинами. У них ко мне, соответственно, тоже уважительное отношение. Не зря же исключительно женский коллектив называют «змеиным клубком». Грубовато? Зато честно. Мне в этом плане повезло.

 —Убедили: с коллегами Вы на равных. А как воспринимают работника прокуратуры в женском роде там, куда он приходит с проверкой?

— Давайте сразу о том, как это было. Вот представьте: крупная организация, серьезный начальник, сидящий в кресле, условно говоря, десяток лет. К нему с проверкой приходит «зеленый» работник прокуратуры, который такому руководителю в дочери годится… Первое время ловила на себе снисходительно-насмешливые взгляды. По лицам читала: «Да что она умеет? Ее саму учить надо». Мнение менялось, когда «девчонка» начинала «копать» там, где не ждали. А потом еще и актами прокурорского надзора «душить». Вот так пришло уважение к моей персоне. Возможно, у кого-то наигранное. Но работа – есть работа. Всем не угодишь, да я и не стараюсь (улыбается).

 — Совсем застращали, признаться. А как же эмоции. У женщин их с лихвой. А у Вас?

— Были и эмоции. Помню свое первое дело в суде в качестве государственного обвинителя. Молодой парень, примерно, мой ровесник, на скамье подсудимых за приобретение и хранение психотропных средств. Не вязался он у меня с образом преступника, хоть и статья «тяжелая». Смотрела на него и думала: «Как можно его посадить?» Мне тогда казалось: оступился, с кем не бывает. Жалко было. Очень. Со временем, признаться, это чувство атрофировалось. Правда, переживаний было еще много. Я ими ни с кем не делилась, сама все пережила. Теперь все по факту. Спокойно заходишь в зал суда и с чистой совестью выходишь после слушания.

— Это на работе. А вне стен прокуратуры Анастасия Михальченко та же «железная леди»?

— Отчасти, да. Я строга в работе, но и в жизни не менее требовательна. Знаете, я где-то даже перфекционистка. Люблю порядок во всем. Дома все должно быть четко, «по полочкам». Характер такой. Близкие хоть иногда и возмущаются такому своеобразному стремлению к лидерству, но уже и попривыкли. Скажу так: не думайте, что я домашний тиран, помешанный на педантизме. На компромиссы и уступки умею идти.

 —Представьте ситуацию. Вы оказались в незнакомой компании. Окружающие не знают о Вашем роде занятий. Распространяться о том, что Вы помощник прокурора, станете?

—Вы имеете в виду, стану ли я нос задирать по поводу должности? Нет, конечно. Мне проще не говорить, кто я есть. А то были случаи, когда под конец вечера люди узнавали о моем роде занятий. Сразу скованность в общении появлялась. Люди замыкаться начинали или анализировать, что они, возможно, чего-то лишнего сказали.

 — Не могу не спросить: носить китель, наверное, удобно? Не нужно ежедневно озадачиваться тем, что надеть на работу. Ответьте, как женщина женщине.

— Я люблю форму. Без ложной скромности скажу: мне она идет. Правда ношу я китель не так уж и часто. Здесь ряд причин. Во-первых, форма невольно настораживает людей. После работы в магазин захожу – все украдкой озираются. Во-вторых, на проверке люди тоже зажатые, если синий мундир видят. В-третьих, я все-таки девушка. Кому захочется на работу ходить в одном и том же? Поэтому предпочитаю «гражданку».

—Помните, как у Киркорова: «Цвет настроения синий…». А у Вас он тоже в одежде преобладает?

— Не удивляйтесь, но при всей выгодности кителя, его цвет у меня не в приоритете. Больше люблю черный, красный. А если говорить о гардеробе, то в моем шкафу брюк нет, зато масса платьев.

— Значит, на работе прокурорский работник всегда остается женщиной?

— Стараюсь. Впрочем, замена высокой «шпильке» у меня имеется. Удобные балетки появились на работе после того, как однажды выехала на одну из ферм. Сельхозработники посмеивались, глядя на меня. Мол, смотрите, как у нас чисто, раз сама помощник прокурора на каблуках приехала (улыбается).

— Вопрос под занавес. Жизненный девиз, кредо имеется?

— Безусловно. Есть цель — не вижу преград. Это вообще всех этапов моей жизни касается. Я упрямая и упорная. Это мои «плюсы».

Беседовала Алеся МУХАЧЕВА.