Бывшую малолетнюю узницу концлагеря оскорбляет ее “разворотливый” сосед

Бремя тяжких испытаний и лишений выпало в свое время на долю 87-летней Тамары Феофановны: малолетней узница концлагеря во время Великой Отечественной войны, инвалид ІІ группы, вдова участника Великой Отечественной войны. Но все, что ни посылала ей судьба — выносила с честью и достоинством, не утратив душевности, целеустремленности, любви к жизни и людям.

imagesВ своем письме в редакцию она вспоминает страшное, жуткое, проведенное за колючей проволокой концлагеря, время. Пишет, что перенося те издевательства, муки, голод, невыносимо хотелось жить, жить и жить. И судьба чудом уберегла ее от дышащей в лицо смерти. А после войны сутками напролет самоотверженная женщина трудилась на восстановлении разгромленной войной белорусской столицы, затем трудилась на колхозных полях.

“Мы работали день и ночь, — пишет далее бывшая несовершеннолетняя узница концлагеря, — платили всякие налоги, покупали облигации, чтобы поддержать государство. Землю пахали на себе, надо было кормить свои семьи. Босые, плохо одетые, полуголодные, но трудились с песнями, шутками, на жизнь не жаловались”.

Непреходящая жизненная стойкость, светлое, доброе отношение к людям, стремление Тамары Феофановны помочь и поддержать ближнего вылилась в однажды и навсегда избранную профессию — более 40 лет отдала она медицине, трудилась на самых разных ее участках.Не одно поколение быховчан благодарно ветерану труда за заботу, вовремя и квалифицированно оказанную медицинскую помощь, добрый профессиональный совет.

Как ни прискорбно, но сегодня сама Тамара Феофановна нуждается в помощи, поддержке, сочувственном слове. Судя по ее письму, она их вот уже пятый месяц нигде не находит, обращаясь в различные инстанции. Суть в том, что недавно у Тамары Феофановны появился молодой, по ее словам, “разворотливый” сосед. Сначала их территориально-соседские отношения складывались вроде бы неплохо, но с сентября 2013 года перешли в конфликтную стадию. Тамара Феофановна считает, что не заслуживает такого оскорбительно-унизительного отношения к себе со стороны нового соседа и как пожилой, уважаемый всеми человек, и как ветеран труда, и как просто женщина преклонных лет. Обида, печальное недоумение занозами сидят в ее сердце и душе по сей день.

—    За что и почему? — в который раз вопрошает, смахивая слезу с морщинистой щеки, Тамара Феофановна. — Я больше полувека живу в этом доме, на этой улице. Живу тихо и мирно, редко выхожу из дома.Вокруг уже все новые соседи, я одна тут сторожил. До сих пор ведь никому не мешала.

Уходила я в невеселых размышлениях о взаимопонимании поколений, о прописных истинах уважать старших, быть реально терпимыми и снисходительными к старости и немощности — неизбежной перспективе напористой и бесшабашной молодости.

Проводив меня на улицу, маленькая согбенная Тамара Феофановна, осторожно опираясь на свою верную, надежную клюку, медленно скрылась за высокой серой калиткой.

Лариса ПЕТРОВСКАЯ.

От редакции: по морально-этическим соображениям фамилия малолетней узницы концлагеря не называется, а ее имя и отчество изменены.