За год в Беларуси на проводах гибнет 500 тысяч пернатых

Даже эта ужасная цифра, рассчитанная белорусскими орнитологами по результатам летних экспедиций 2011 года, во время которых они прошли более 1100 километров вдоль линий электропередачи, едва ли отражает ситуацию в полном масштабе. Ведь в большинстве случаев трагедии не оставляют заметных следов. Лисы, еноты, волки, куницы, собаки и другие любители легкой добычи давно уже включили ЛЭП в свои охотничьи угодья и регулярно обшаривают землю под проводами. Нашла лиса упавший с неба завтрак, утащила в укромное место — и на месте гибели птахи даже перышка может не остаться.
Но как птицу, устроившуюся на проводе, поражает электрический разряд? Они там сидят порой целыми стаями, и ничего страшного при этом в большинстве случаев не происходит.
— Чтобы птица получила смертельное поражение, она должна замкнуть через себя ток, протекающий по двум проводам, — поясняет научный сотрудник лаборатории орнитологии Научно-практического центра НАН Беларуси по биоресурсам Ирина Самусенко. — Орел, ястреб, аист и любая другая крупная птица могут погибнуть, если коснутся проводов и заземленных частей опоры распахнутыми крыльями или даже если получат удар током через струю помета. Птицам средних размеров достаточно усесться на разных проводах напротив друг друга, а скворцы, например, взлетев плотной стаей, могут устроить короткое замыкание и массово погибнуть, если разряд найдет для себя «мостик» через несколько соприкоснувшихся птиц. Скворцы, кстати, чаще всего и страдают. И происходит это, как правило, в сырую погоду. Много птиц гибнет непосредственно на опорах ЛЭП, особенно когда место это насиженное. В таком случае разряд проходит через слой помета, который накапливается на изоляторах. Причиной короткого замыкания может стать и гнездо, например аистов, которые все чаще решают свою «квартирную проблему», используя опоры ЛЭП. Причем аисты, как правило, гнездятся на опорах наиболее распространенных распределительных линий электропередачи напряжением до 10 киловольт (из 240 тысяч километров белорусских ЛЭП 200 тысяч — именно такие), конструкция которых позволяет надежно, с точки зрения птиц, крепить гнездо прямо на проводах.
В Беларуси на столбах гнездится уже каждая четвертая пара аистов, и, судя по тенденции, лет через 10—15 они могут полностью туда переселиться с крыш и деревьев. Это означает, что птицы подвергнут себя еще большей опасности. Если сегодня потери аистов от поражения током могут составлять, по предварительным подсчетам орнитологов, до 27 тысяч особей в год, то есть четверть белорусской популяции, то в обозримом будущем эта прекрасная птица и вовсе будет поставлена на грань выживания, так как потери превысят воспроизводство.
Белые аисты для Ирины Эдуардовны — особая тема, предмет научного интереса. Как раз тревога за их судьбу и побудила ее начать исследование проблемы и поиск средств, способных остановить трагическую тенденцию. Благодаря ее инициативе в рамках государственной научно-технической программы «Природные ресурсы и окружающая среда» в 2011 году стартовал трехлетний проект, предусматривающий разработку комплекса мероприятий по минимизации воздействия дорожно-транспортной инфраструктуры и сети воздушных ЛЭП на животных. Сегодня энергетики, поначалу не очень приветливо встретившие вторжение орнитологов в свою «вотчину», уже более благосклонно относятся к сотрудничеству, тем более что программа финансируется из бюджета через Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, и признают, что совместная работа может быть полезной для отрасли.
— Изучение ситуации показало, что в области защиты ЛЭП от птиц (у энергетиков именно так, а не наоборот, поскольку происшествие иногда приводит и к отключению электроснабжения) все же принимаются меры, но по сравнению с окружающими нас странами Беларусь серьезно отстала, — говорит Ирина Самусенко. — У нас нет законодательной базы, которая позволяла бы энергетикам, не рискуя пострадать из-за обвинений в «нецелевом» расходовании средств, тратить деньги на устройство искусственных гнездовий на опорах ЛЭП, разрабатывать и производить эффективные защитные приспособления. Да, на опорах высоковольтных сетей устанавливаются так называемые «ерши», «гребенки» и «вертушки» собственного производства, мешающие птицам садиться на кронштейны опор в наиболее опасных местах, встречаются изолирующие накладки на проводах, но таких устройств мало, а эффективность некоторых из них недостаточно высокая. Причем, что важно, специалистов отрасли больше заботят линии напряжением 110 киловольт и выше, где последствия аварий для них более серьезные, а распределительные сети, на которых гибнет основная масса птиц, остаются без внимания. И, надо заметить, что и сами происшествия с птицами не чреваты для энергетиков никакими неприятными последствиями, кроме сугубо производственных. Хотя на ЛЭП, как показали наши исследования, часто гибнут и представители видов, занесенных в Красную книгу.
В России же владельцев линий электропередачи (они там частные) уже штрафуют на очень крупные суммы в случае аварии, если ее причиной стали птицы и при этом не была обеспечена надежная защита от них. В некоторых областях и республиках России приняты масштабные программы защиты птиц от поражения электрическим током на линиях электропередачи, под которые выделяются средства, поэтому предприятий, желающих выпускать и монтировать защитные устройства, достаточно. То же самое происходит и в Польше.
В Западной Украине, где гнездится много аистов, тоже посчитали, что расходы на сооружение специальных платформ на опорах ЛЭП, где птицы могут спокойно и безопасно построить гнездо, оказываются все же меньше, чем затраты на ликвидацию аварий. Поэтому в Львовской, Волынской и других областях организовали массовое производство таких конструкций, что сразу же благоприятно сказалось на статистике аварийных отключений.
У нас она, к слову, оптимизма не вызывает. По данным «Белэнерго», если с 2001-го по 2005 год по вине птиц произошло 818 отключений, то за 2006—2010-е — уже 1511. И это при том, что для распределительных линий подобную информацию удалось собрать только по Брестской, Гродненской и Минской областям, да и то не по всем районам.
Как бы там ни было, ущерб от самих аварий все же несоизмерим с ущербом, наносимым природе. И это мнение не только белорусских орнитологов. Проблеме гибели птиц на ЛЭП (по данным Программы ООН по окружающей среде, только в Афро-Евразийском регионе на проводах их гибнут ежегодно десятки миллионов) в мире уделяется все больше внимания. Разрабатываются соответствующие руководства для энергетиков, реализуются международные проекты, участвовать в которых могут все страны, стоит только проявить инициативу, на международных конференциях вырабатываются предложения по совершенствованию нормативной базы.
Последнее тоже важно для нас. Ведь бригады электромонтеров, приехавшие на место аварии, устроенной гнездящимися аистами, сегодня с чистой совестью сбрасывают на землю «посторонний предмет». Часто с птенцами. И по закону они, увы, правы.