На быховском плацдарме стояли насмерть 187-я стрелковая дивизия и 45-й стрелковый корпус

В прошедшем июне, к началу Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г., в №№44, 45 мы печатали научно-популярный очерк кандидата юридических наук Юрия Шкаплерова «Бой за Старый Быхов глазами немецких солдат, принимавших в нем участие, который вызвал большой общественный резонанс. Многие наши читатели заинтересовались событиями на быховской земле в июле трагического 1941 года, хотели бы побольше о них узнать. И о том, как сражались советские войска с превосходящими силами немецко-фашистских захватчиков. Поэтому я и обратился, изложив просьбы быховчан, к известному на Могилевщине краеведу, руководителю областного историко-патриотического поискового клуба «ВИККРУ» Николаю Борисенко, который пообещал предоставить редакции интересующие материалы.

И свое слово сдержал. Сегодня мы начинаем их публиковать вместе с фотографиями.

Берега Днепра на участке Могилев, Быхов, Рогачев лесистые, местами заболоченные, со множеством стариц. Здесь самые большие по площади заливные днепровские луга в Беларуси. Восточный берег реки низменный, западный – высокий, обрывистый. В военном отношении местность трудная и малопригодная для организации обороны.

С 1 июля 1941 года сюда начали прибывать подразделения 187-й стрелковой дивизии, которые вошли в состав 45-го  стрелкового корпуса комдива Э.Я. Магона. На этой сложной пересеченной местности по восточному берегу ее части спешно оборудовали оборонительные позиции. Полоса обеспечения и передовые отряды находились на западном берегу и выдвигались к р. Друть.

Немцы вступили в Быхов (вид с центра города). Июль 1941 г.

В 1939 году в г. Пирятине Полтавской области была сформирована 187-я стрелковая дивизия, вошедшая в состав Киевского Особого Военного округа. В сентябре 1939 года дивизия принимала участие в боевых действиях на территории Западной Украины и Западной Белоруссии. В 1940 году  две маршевые и одна добровольческая роты соединения  участвовали в  войне с Финляндией.

С июля 1940 года дивизию возглавил полковник Иванов Иван Иванович, заместитель командира дивизии  полковник П. А. Навроцкий, заместитель командира  по политчасти полковой комиссар В.А. Баташев.

Прибывающие к Днепру части дивизии занимали оборону следующим образом:

292-й стрелковый полк (командир Д.А. Братановский) с батареями 325-го легко-артиллерийского полка и саперной ротой готовили позиции на участке Могилев (иск.), Гребенево, Вильчицы, ст. Барсуки, Барколабово;

338-й стрелковый полк (командир полковник И.М. Пашков) с батареей 38-го отдельного артиллерийского дивизиона и полутора саперными ротами – на участке Барколабово (иск.), Мокрое, Ст. Быхов, Неряж, Селец;

236-й стрелковый полк (командир Г.И. Фисенко) с батареей противотанкового дивизиона и полутора саперными ротами обустраивались на фронте Селец (иск.), Обидовичи, Шапчицы, Свержень.

419-й гаубичный артиллерийский полк дивизии находился на марше в районе д. Поповка, пос. Довск, а ее

334-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион и штаб 256-го отдельного саперного батальона – в г. Чернигове.

Быхов. На переднем плане — Свято-Преображенский храм. Первая половина июля 1941 г.

В противотанковом резерве командира дивизии находились батарея 38-го отдельного артиллерийского дивизиона 45-мм пушек и одна батарея 76-мм орудий 325-го легко-артиллерийского полка, которые заняли боевой порядок в районе командного пункта командира дивизии у д. Ветренка Быховского района и обеспечивали направления на Рогачев, Быхов, Могилев.

2 июля в дивизию прибыл 419-й гаубичный артиллерийский полк. Он имел на довольствии снарядов 122-мм – 1920 шт., 152-мм – 720, ползаправки горючего и продовольствия одну сутдачу [4].

Кроме указанных частей в ее состав входили 101-й разведывательный батальон, 243-й отдельный батальон связи, 158-й медико-санитарный батальон, 122-я отдельная рота химзащиты, 11-й  автотранспортный батальон и другие, более мелкие подразделения.

Следует отметить, что до 7 июля 187-я стрелковая дивизия, прибывшая в состав корпуса первой, занимала участок и оборудовала позиции по Днепру на фронте протяженностью  около 100 км, предназначавшемся для всего 45-го стрелкового корпуса.   Боевые порядки стрелковых полков дивизии строились в один эшелон, отрывались отдельные окопы и стрелковые ячейки, ни о какой глубине обороны речи не шло.

Подорвавшийся на мине немецкий Т-II (Pz.II) с сорванной башней

К тому времени в районе Быхова расположилась основная группировка корпусной тяжелой артиллерии. Там же была построена сильная противотанковая оборона. В полосу прикрытия на западный берег были высланы усиленные отряды, обеспеченные противотанковыми орудиями. Организационно дивизия вошла в состав 45-го стрелкового корпуса Э.Я. Магона, штаб которого находился в д. Никоновичи.

Ф.2. …Вскоре началось сражение на Быховском участке Днепровского рубежа. Передовые части 2-й танковой группы Гудериана вышли к Днепру в районе Ст. Быхова, Рогачева и завязали упорные бои за переправы. Из сводок штаба артиллерии 21-й армии видно, что уже 3 июля, после сильной артиллерийской подготовки, разведывательные части немцев, пользуясь дымовой завесой, пытались навести переправу через Днепр в районе  Быхова, но огнем нашей артиллерии были рассеяны. Передовые подразделения противника действовали так смело, потому что их разведка собрала подробную информацию о том, что у русских «на Днепре имеются оборонительные сооружения только полевого типа». Им было хорошо известно, что «Сталинской линии» [так в документе] по восточному берегу Днепра нет.

Ф.3. 3 июля бои на западном берегу Днепра продолжались. 20 танков противника, переправившись через р. Друть на участке Проточное, Вязьма, начали наступление на 8-ю роту 338-го стрелкового полка, действовавшую как передовой отряд дивизии. Согласно оперативной сводке штаба 187-й стрелковой дивизии за 3 июля, рота с боем начала отход в направлении Ст. Быхова. Отступившая пехота при поддержке подошедшей противотанковой артиллерии, закрепилась на рубеже д. Вьюн (15-20 км к северо-востоку от Чигиринки – авт.) и остановила противника. Немцы сосредоточили здесь большое количество переправившихся через Друть танков, бронемашин, мотоциклистов и мотопехоты [5].

В оперативной сводке штаба Западного фронта за 4 июля об этом бое говорится несколько по-другому: «На участке 45-го стрелкового корпуса в районе Чигиринка в 13.00 3.07.41 г. передовой отряд 187-й стрелковой дивизии вел бой с усиленным разведывательным отрядом противника силою до 30 танков, 100 мотоциклистов и до роты пехоты при поддержке до 25-30 орудий.

В период с 13 до 19 часов противник оттеснил передовой отряд и захватил переправы у Чигиринки. В 19 часов контратакой наших передовых отрядов противник отброшен за р. Друть. Положение передового отряда 187-й стрелковой дивизии восстановлено. Противник потерял до 30 человек убитыми. С нашей стороны убито 2, ранено 6 человек» [40].

Как видим, пока ротное боевое донесение дошло до штаба Западного фронта, т.е. поочередно было «откорректировано» в штабах батальона, полка, дивизии, корпуса, армии, «противник [уже] был отброшен за р. Друть!».  На самом же деле, немцы 3 июля форсировали Друть у Чигиринки и были лишь приостановлены нашей пехотой и артиллерией у д. Вьюн, а утром 4 июля были уже в Быхове. Естественно, что с такими «улучшенными» докладами в вышестоящие штабы, Генеральный штаб фактического положения войск в начале июля 1941 года знать не мог, также как не мог принимать и правильных решений.

Ф.4. В ходе боя за переправу на р. Друть немцы подожгли деревни Чечевичи и Чигиринку. Радисты дивизии перехватывали  передачи немецких радиостанций, расположенных  вблизи наших частей. Открытым текстом, на немецком языке, давались сведения о расположении нашей артиллерии  и о полетах  самолетов.

В течение всего дня части 187-й дивизии неоднократно подвергались налетам бомбардировочной и штурмовой авиации противника. Один из их самолетов был сбит из ручного пулемета старшим сержантом Пухом из 1-й батареи 325-го артиллерийского полка. 2 немецких летчика были захвачены в плен.

Через позиции 338-го стрелкового полка проходило много разрозненных отступающих с запада частей.  С целью предотвращения паники и усиления обороны командир полка подчинил себе отходившие отряды 270-го батальона аэродромного обслуживания (командир подполковник Батестов), а также курсантов Бобруйского военно-тракторного училища  в составе 350 человек под командованием подполковника Жукова. Одновременно с обустройством обороны частям полка пришлось заниматься эвакуацией оставленного без присмотра имущества авиабаз, расположенных в этих местах.

Быстроменяющаяся обстановка и несогласованность действий воинских частей часто бывали причиной трагических и неоправданных жертв. При отходе одного из подразделений полка на западном берегу Днепра по неосторожности командира-сапера, производившего минирование дороги, взорвалась мина. В результате взрыва было «убито 2 средних, 3 младших командира и 2 бойца, тяжело ранено 7 человек и 4 легко ранено» [6].

4 июля немецкие передовые части танковой группы Гудериана вышли к Днепру и завязали бой за переправы. Слабые попытки 3-го батальона 338-го стрелкового полка остановить немецкие танки на участке дд. Галеевка, Проточное, Вязьма, Хомичи к успеху не привели. Батальон с боем отошел на Ст. Быхов, где форсировал Днепр и закрепился на восточном берегу. Отдельные подразделения, в том числе батальон Бобруйского военно-тракторного училища, батальон охраны авиабаз и 1-я рота 338-го стрелкового полка оставались на западном берегу Днепра.

В течение дня 4 июля немцы с ходу пытались форсировать Днепр у Рогачева, но встретив там сильную оборону, стали перемещаться к Ст. Быхову. Полки дивизии втянулись в тяжелые бои с танковыми частями противника. До 30 немецких танков ворвались в район дд. Шибрин, Ст. Село, Близнецы (под Рогачевом — авт.). Здесь в результате боя воинами 236-го стрелкового полка были подбиты 4 танка и сбиты 2 самолета противника. Потери полка по неполным данным составили: убитыми и ранеными 32 человека, не возвратились из разведки 5 красноармейцев, был разбит один станковый пулемет, потеряно 10 противотанковых орудий [7].

Ф.5, 6. «Рано утром в район аэродрома в Ст. Быхове просочились 6 танков противника, а к 9.00 в город прорвалось еще до 40 танков. 6 машин переправились через Днепр, 5 из них были уничтожены, один успел уйти назад. Мост через Днепр взорван, взяты в плен 3 немца…» — говорится в оперативной сводке штаба 187-й стрелковой дивизии за 4 июля. Командир 338-го полка полковник И.М. Пашков докладывал: «4 июля 1941 года часть вышла на западный берег Днепра и держит его, уничтожено до 40 танков противника, из которых 5 стоят разбитыми на этом берегу у моста. Город, вся центральная часть, сожжены фашистами, в отдельных местах горит до сих пор». Сомнительно, что было «уничтожено до 40 танков противника…», но в полковом документе говорится именно так.

Ф.7, 8. 5 июля  338-й стрелковый полк дивизии, оставив Быхов, продолжал удерживать восточный берег Днепра, не допуская переправы разведывательных моторизованных подразделений противника. Позиции нашей артиллерии, поддерживавшей пехоту в районе Барколабово, подверглись интенсивному артиллерийскому обстрелу с западного берега. Дивизия втянулась в бои по Днепру практически всеми артиллерийскими и стрелковыми подразделениями. Против ее подразделений на западном берегу сосредоточился противник на более чем 100-километровом участке фронта от Могилева (иск.) до дер. Гадиловичи  Рогачевского района Гомельской области. По неполным данным воинами дивизии за 4-5 июля было уничтожено 18 танков и сбит один самолет противника. В этих боях отличился младший лейтенант Пахомов из роты связи 338-го стрелкового полка, подбивший связками гранат 2 танка. С нашей стороны потеряно 5 орудий, трактор и автомашина. Особенно ожесточенные бои проходили на участках 292-го (Могилев (иск.), Барколабово) и 338-го (Барколабово (иск.), Ст. Быхов, Прибор) стрелковых полков.

 

Николай БОРИСЕНКО,
руководитель Могилевского историко-патриотического
поискового клуба «Виккру».

(продолжение следует)

На быховском плацдарме стояли насмерть 187-я стрелковая дивизия и 45-й стрелковый корпус: 2 комментария

  • 19.07.2012 в 5:46 пп
    Permalink

    Спасибо Николаю Борисенко за многолетнюю исследовательскую деятельность.
    Есть достаточно информативная и интересная книга =Памяць. Быхаускi раён= 1990г., в которой события июля 1941г. излагаются обобщённо и сокращённо-схематично. Книга Николая Борисенко даёт более обстоятельную, подробную картину. Но, что вполне закономерно, сложно =объять необъятное=. По-прежнему остаются некоторые вопросы. Например, о реальном количестве подбитых немецких танков в Быхове 4 июля, о ходе боя на подступах, западнее города 4 июля, контратаки наших войск через Днепр у Быхова в период 5-9 июля и др.
    Поэтому очень хотелось бы, чтобы материал статей включал в себя больше информации именно о ходе событий конкретно в Быхове и окрестностях (если такие сведения имеются).

    P.S. 1-е фото — вид не =от Днепра=, а наоборот — в сторону Днепра, с трассы теперешней улицы Ленина. Это фото (и другое, приведённое в статье ниже) сделано 11 июля 1941г. при прохождении через Быхов колоны техники из состава 4-й танковой дивизии вермахта.

  • 20.07.2012 в 10:13 пп
    Permalink

    Книги Борисенко — самый полный источник информации о событиях Великой Отечественной войны на Быховщине. автору на начало серии публикаций в газете ОГРОМНОЕ спасибо.

Обсуждение закрыто.