В России миссия борца с коррупцией невыполнима («Reuters», Великобритания)

Получивший ранение в Афганистане и 18 лет прослуживший в элитном российском подразделении по борьбе с терроризмом «Альфа» Сергей Василенко считает себя патриотом.

Вот почему, когда его начальство из Федеральной службы безопасности, являющейся преемницей советского КГБ, предложило его заняться расследованием фактов коррупции, он ухватился за это предложение.

Но проблема была в том, говорит сегодня Василенко, что его новое начальство в Федеральной налоговой службе не хотело, чтобы он выполнял свою работу как следует. История Василенко приоткрывает дверь в мир, который даже претендующий на третий кремлевский срок премьер-министр Владимир Путин называет «системной» коррупцией в России. Как говорят путинские политические оппоненты, этот недуг появился и развился за те 12 лет, что Путин, как самый влиятельный и сильный лидер России, руководит страной на посту президента и премьер-министра.

Василенко рассказывает, что приступив к расследованию дел о мошенничестве с участием московских налоговиков, он наткнулся на стену молчания, и вскоре лишился работы. ФНС заявила, что расследовала утверждения Василенко, однако от дальнейших комментариев отказалась.

Сейчас бывший военнослужащий работает в московском антикоррупционном центре «Аналитика и Безопасность», который создали бывшие налоговики, профессионалы из спецслужб и менеджеры фирм, перешедшие дорогу тем, кого это центр пытается разоблачать.

«Я воевал, получал ранения и награды, и чем все закончилось? – спрашивает Василенко, сидя в тесном и неприметном кабинете обшарпанного здания на Ленинградском проспекте. – Я хочу, чтобы все было по-другому».

 

Отказываясь от борьбы

Высокопоставленные чиновники из российского правительства признают, что мошенничество в налоговых, таможенных и финансовых органах обходится стране ежегодно в десятки миллиардов долларов, причем большая часть этих денег утекает из России. Чистый отток капитала из страны составил в прошлом году 84 миллиарда долларов, и это был второй показатель за 20 лет после распада Советского Союза, составивший почти 5 процентов валового внутреннего продукта.

Этот отток демонстрирует уверенность «инвесторов в том, что российское государство отказалось бороться с коррупцией», говорит ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

«Российское государство неспособно решать проблемы – оно само проблема».

Это заявление Гуриева, прозвучавшее на недавней финансовой конференции, где выступал Путин, указывает на растущее недовольство образованных российских граждан из числа городского населения, которое вылилось в крупные протесты против предполагаемых фальсификаций на декабрьских парламентских выборах.

Путин обещал разобраться, однако протесты продолжаются, и среди их лозунгов звучит требование об уходе правящей клики «жуликов и воров». Центр «аналитика и Безопасность» сомневается в том, что демонстрантам удастся многого добиться, и поэтому сам занимается главным образом выведением на чистую воду коррумпированных чиновников.

«Мы просто бьем по одному и тому же месту, пока не получим результат», — говорит руководитель этого центра Руслан Мильченко, в прошлом работавший в налоговой полиции. Финансирование его компания получает от фирм, которым помогает выбраться из трудных ситуаций. Пожертвования из-за границы она не принимает.

 

Один день в жизни

У России репутация авторитарного государства, но либеральное корпоративное право страны позволяет осуществлять одну из самых известных афер, а именно, жульнические схемы с налогом на добавленную стоимость (НДС).

Компании-пустышки, которые известны как «однодневки», поскольку существуют очень недолго, в России можно зарегистрировать очень быстро, причем даже на имя осужденного преступника или с использованием украденных паспортных данных, говорят эксперты по коррупции. Компании пользуются тем, что только в Москве существует 50 налоговых управлений. А в России 89 регионов – и в каждом по 30-50 инспекций.

Однодневки подают мошеннические заявки на возврат НДС по поставленным товарам и оказанным услугам, а полученные деньги превращают в наличность, отмывая их самыми разными способами. После этого они проходят перерегистрацию в другом налоговом органе не в своем регионе, чтобы скрыться от следователей.

Такие фирмы-однодневки в прошлом году получили и отправили из страны полученные нечестным путем средства на сумму примерно 33 миллиарда долларов. Примерно такая же сумма была незаконно отмыта внутри страны. Об этом свидетельствуют результаты государственного расследования, представленные в прошлом месяце первым заместителем премьер-министра Виктором Зубковым президенту Дмитрию Медведеву.

«Это оказывает негативное воздействие на экономическое развитие страны, сдерживает инвестиции и создает серьезную угрозу национальной безопасности», — заявил Зубков.

В своем рапорте начальству, написанном в 2010 году (его копию удалось почитать корреспонденту Reuters), Василенко отметил, что чиновники одной из московских налоговых инспекций мошенническим путем и при помощи «явно криминальных схем» обманули государство как минимум на 100 миллионов долларов. Эта налоговая инспекция – 28-я – утвердила возмещение НДС семи фирмам, причем каждой из них как минимум на 500 миллионов рублей (17 миллионов долларов). Шесть фирм быстро изменили место налогового учета, «переехав» из Москвы в Тверскую область.

Василенко доложил, что изменившие место налогового учета на Тверь фирмы настоящей коммерческой деятельности не вели, персонала у них почти не было, и никаких доказательств по перевозке товара они не представили. После этого фирмы слились и снова переехали, по сути дела, исчезнув.

Одна только 28-я налоговая инспекция утверждала незаконных возмещений на сумму 5-10 миллиардов рублей в год, написал Василенко в отдельном письме своему бывшему руководству. Корреспонденту Reuters удалось увидеть и это письмо тоже.

Василенко говорит, что его выводы начальство не заинтересовали, и он был уволен на встрече с главой Федеральной налоговой службы Михаилом Мишустиным. «Мишустин сказал мне: «Все, хватит»», — рассказывает Василенко.

ФНС отказалась комментировать обстоятельства увольнения Василенко.

«За 18 лет службы в «Альфе» я научился быть острым лезвием государственного меча, научился чувствовать боль заложников сильнее, чем свою собственную, и ставить интересы государства превыше всего», — написал он в письме своим бывшим боссам.

«Я получал воинские награды, лежал в госпиталях. Но после трех месяцев службы в ФНС я начал очень сильно сомневаться в том, что эта страна, чьи интересы я защищал, ценит своих граждан».

По словам Василенко, возглавлявшая в то время 28-ю инспекцию Ольга Степанова получила за тот случай мягкий упрек. В конце 2010 года она перешла на работу в отдел закупок Министерства обороны, но и оттуда тоже уволилась.

Адвокат Степановой Лариса Мове сказала, что прежде не слышала об утверждениях Василенко, и комментировать их отказалась.

 

По-прежнему в деле

28-я налоговая оказалась в центре самой вопиющей мошеннической аферы с участием российских чиновников: дела инвестиционного фонда Hermitage Capital.

Лондонский фонд Hermitage, бывший когда-то самым крупным иностранным портфельным инвестором в России, утверждает, что в 2007 году десятки российских чиновников были привлечены к операции по захвату печатей его компании и к незаконному возмещению из бюджета НДС на 230 миллионов долларов.

Юрист Hermitage Сергей Магнитский расследовал это дело, и в конце 2008 года был арестован сотрудниками Министерства внутренних дел, которых он подозревал в предполагаемом мошенничестве. Как сообщает фонд, в следственном изоляторе на него давили, выбивая признание о том, что это он украл деньги.

Здоровье Магнитского ухудшалось, но несмотря на неоднократные просьбы, ему не оказывалась медицинская помощь, хотя он страдал от болей в животе. Как сообщает фонд, у Магнитского был панкреатит, холецистит и камни в жёлчном пузыре, что требовало хирургического вмешательства. Он умер в 2009 году в возрасте 37 лет после того, как его зверски избили, утверждает фонд. Эти заявления подтвердил медведевский совет по правам человека.

Медведев, рассматривая в июле прошлого года доклад совета, сказал, что в «очень прискорбном» деле Магнитского был совершен «ряд преступлений». МВД эти выводы отвергло напрочь.

«Есть 60 человек, которые так или иначе, напрямую или косвенно, несут ответственность за смерть Магнитского. Все мы знаем, кто они такие», — заявил Reuters основатель Hermitage британец Билл Браудер (Bill Browder).

«Российское государство защищает этих людей, и никто из них не был осужден».

МВД и прокуратура в деле Магнитского свидетельств правонарушений не нашли. Некоторых чиновников из числа названных инвестфондом повысили и наградили. Следователи МВД планируют посмертно осудить Магнитского за кражу, сообщает Hermitage.

По словам адвоката Степановой Мове, ее клиент «мог» по указанию руководства подписать решение о возмещении НДС. Однако она отрицает причастность Степановой к налоговому мошенничеству, о котором говорит Hermitage, а также к смерти Магнитского.

 

Демонтируя связку

Путин отреагировал на волну общественного возмущения по поводу коррупции, пообещав провести юридические реформы, чтобы «демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов».

Мы должны «исключить из уголовного законодательства все рудименты советского правосознания, все зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников», — написал Путин в прошлом месяце в газетной статье.

Его критики заявляют, что Путин сам дал разрешающий сигнал чиновникам трясти бизнес, когда в середине 2000-х годов допустил развал под руководством государства крупной нефтяной компании ЮКОС.

ЮКОС, бывший когда-то ведущей в России нефтяной компанией, обанкротили за счет обвинений в налоговой задолженности, причем сумма этих задолженностей превышала прибыль фирмы. Основные активы ЮКОСа приобрела в ходе аукциона государственная нефтяная компания «Роснефть».

Главного владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского в 2005 году осудили за мошенничество, причем многие посчитали этот приговор наказанием за то, что магнат осмелился бросить Путину политический вызов.

Ставший политиком олигарх Михаил Прохоров, который на либеральной платформе соперничает с Путиным в борьбе за пост президента, говорит, что дело ЮКОСа и приговор Ходорковскому создали «очень плохой прецедент».

«От тех же самых методов по всей стране пострадало множество мелких бизнесменов, — заявил Прохоров Reuters. – Это был важный пример для низших эшелонов полиции, судей и бывших людей из КГБ, которые стали делать то же самое».

Путин отверг критику по поводу дела ЮКОСа, заявив о Ходорковском, что вор должен сидеть в тюрьме. Он выступил с этими комментариями в конце 2010 года, как раз перед тем, как Ходорковского осудили во второй раз, продлив ему срок заключения до 2017 года.

Департамент экономической безопасности МВД, о котором многие говорили, что он препятствует расследованиям коррупционных дел, прошлым летом был распущен по распоряжению Медведева.

На смену ему пришло Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции, которое добилось заметных результатов.

Новый начальник генерал-майор Денис Сугробов уволил 40% старых сотрудников, которые не прошли переаттестацию. Он также ужесточил дисциплину.

«Я несу ответственность за каждого своего коллегу», — заявил он недавно в интервью газете «Коммерсантъ».

«Даже если рядовой сотрудник, проработавший здесь пару месяцев, привлекается к уголовной ответственности, это автоматически отражается на мне. Так и должно быть».

Сотрудники центра «Аналитика и Безопасность» говорят, что Сугробов -сильный следователь. Однако они сомневаются, что ему удастся побороть коррупцию на самом высоком уровне.

«Он единственный открыто объявил войну коррупции, — говорит руководитель центра Мильченко. – Но он не может действовать против всей системы. Он может принимать меры, только если ему позволят».

 

inoСМИ.Ru