Этнографы изучили родословную страха человека перед змеями

Американские этнографы проследили историю взаимоотношений между первобытными аборигенами Филиппинских островов и местными гигантскими змеями и выяснили, что человек, другие приматы и змеи могут одновременно быть охотниками, жертвами и конкурентами друг друга.

Томас Хэдленд (Thomas Headland) и Гарри Грин (Harry Greene) из университета штата Техас в городе Остин (США) предполагают, что столь тесные отношения между рептилиями и приматами стали одним из основных компонентов животного страха, который некоторые люди испытывают при виде крупных пресмыкающихся. Об этом они пишут в своей статье, опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Хэдленд и Грин изучали жизнь филиппинского народа Аэта с 1962 года. Это племя относится к числу негритосов — темнокожих народов южной и юго-восточной Азии. Племя Аэта оставались на первобытно-общинном уровне развития на протяжении большей части 20 века, что позволяло ученым наблюдать за тем, как предположительно жили наши древние предки.

Человек и питон

Этнографы заметили, что гигантские сетчатые питоны (Python reticulatus) играли особую роль в жизни филиппинских аборигенов, выступая в качестве одного из источников еды, конкурентов и смертельно опасных врагов.

Как отмечают исследователи, эти змеи нередко вырастают до очень больших размеров — их масса может достигать 200 килограмм, а длина — десяти метров. При этом скромные масса тела и рост негритосов — около 40 килограмм при 150 сантиметрах роста — делают их подходящей жертвой для голодных рептилий. Сетчатые питоны, как и многие другие змеи, предпочитают питаться гигантскими порциями — в их рацион входят небольшие свиньи, козы и обезьяны.

Авторы статьи провели небольшой опрос среди 120 аборигенов, при помощи которого они попытались узнать, насколько часто змеи нападают на людей, как часто сами Аэта охотятся на питонов и что они находят в желудках пойманных рептилий.

Оказалось, что четверть мужчин из племени хотя бы раз в жизни оказывались в «объятиях» голодной змеи, и некоторые из них пережили по два или три нападения. Женщины гораздо реже страдали от атак питонов — только одна представительница слабого пола попала в змеиные «тиски».

Обед для большой змеи

Как пишут этнографы, змеи обычно нападали на мужчин в лесу, когда те направлялись на охоту. Все мужчины смогли отбиться от хищника при помощи самодельных ружей или длинных ножей — боло, а те оставили им на память следы укусов и шрамы на руках и ногах.

Кроме того, члены племени Аэта назвали имена своих шести соплеменников, которые погибли в результате атак питонов. Ученые стали свидетелем ужасной трагедии — ночью змея прокралась в хижину и задушила двух спящих детей. Когда питон начал поедать одну из своих жертв, в жилище зашел отец, который убил хищника и тем самым спас от смерти третьего ребенка — шестимесячную девочку.

С другой стороны, аборигены регулярно охотятся на змей, и нередко им удается уничтожить особо крупных особей. Так, в 1970 году три охотника Аэта убили и освежевали питона массой в 75 килограмм и длиной в десять метров. В процессе разделки туши охотники неоднократно извлекали из кишечника змеи частично переваренные туши свиней, обезьян и других млекопитающих.

Таким образом, змеи являются еще и естественным конкурентом охотников из племени Аэта — они поедают тех же животных, на которых охотятся аборигены.

Ученые полагают, что схожие размеры, отсутствие железных орудий труда и пороха позволяют говорить о том, что наши древние предки, обладавшие аналогичными или даже меньшими размерами и жившие в сходных условиях, часто подвергались атакам крупных рептилий.

К тому же, конкурентная борьба между рептилиями и древними приматами, по всей видимости, играла большую роль в эволюции человека, что отразилось в животном страхе людей перед змеями, заключают ученые.

РИА «Новости»