Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Его фамилию продавцы столичных магазинов выдыхают с ненавистью, но уважением. Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля? Его портфельчик с «инструментом» стал не меньшей легендой, чем саквояж Жванецкого. Вячеслав Шмат — гроза просрочки и обвеса, непреклонный защитник ущемленных прав потребителей в море продуктов, товаров и услуг.

Наши пути снова пересеклись: вооружившись двумя продуктовыми корзинками, мы незаметно растворяемся в торговом зале сетевого магазинчика по ул. Я. Райниса, 17.

Десять минут — и в руках моего спутника две доверху груженные корзины. Пора бы в кассу, но мы делаем внезапную остановку у витрины с колбасами. Просим девушку упаковать лежащий с краю батончик вареной, но тут события принимают неожиданный поворот…

— Эта колбаса не продается! Шмат, слышите, не про-да-ет-ся! Лена, быстро убери ее с витрины! — завмаг Татьяна Кишко, к своему ужасу, узнала покупателя с бородкой и теперь пытается исправить уже не исправимую ситуацию. Батон исчезает в подсобке, но Вячеслав Шмат все равно пишет в книге замечаний и предложений, что просроченный на 4 дня продукт находился в торговом зале.

С касс-чеком и купленными продуктами шагаем в кабинет к заведующей. На опись в заявлении всей приобретенной просрочки уходит час. Еще бы! Выставленные на акцию 27 банок сгущенки «Лакомство» 11 дней, как просрочены. Три баночки сгущенного молока «Лакомка» реализуются с истекшим сроком годности уже вторые сутки (причем тоже зазывают надписью «Акция»). Еще 18 банок сгущенки два дня назад должны были исчезнуть с прилавка.

Но, увы, не исчезли…

— Двенадцать бутылок пива «Речицкое», 7 бутылок «Бровара», три персиковых торта и один клубничный. Просрочка от 5 часов до 4 дней, — диктую Вячеславу Шмату полный список некондиции. — А вот с двумя плавлеными сырками что-то непонятное…

— Все тут понятно: дата изготовления на обеих упаковках умышленно затерта, — объясняет хитрости продавцов Вячеслав Шмат.

Деньги по чеку возвращены. Нам уже пора, а завмаг все рассказывает о том, что продавцов не хватает катастрофически, а одной ей с «этими неучами-студентами» не справиться. Мое сердце готово разорваться от жалости, но спутник с каменным лицом-маской тянет за рукав из магазина: «Поверьте, у каждой заведующей свой сериал злоключений, который заканчивается только одной фразой: «А может, не надо?».

Наша следующая цель — небольшой магазинчик во дворе по ул. Плеханова, 123. Внимательного покупателя с бородкой разоблачают через 5 минут: «Вячесла-ав Станиславович, вы ж не так давно заходили…» Но подобные тактические ходы лишь придают поиску дополнительную скорость. Есть! Касса, чек — и мы идем в кабинет завмага, улыбка которой тает на глазах. Ясно отчего: две пачки кисломолочной смеси для детского питания «Беллакт» просрочены на 12 дней, почти кило вареной колбасы — на 5.

Мы возвращаем магазину просрочку, нам — деньги по касс-чеку и написанный от руки ответ. Выявленные продукты утилизированы, виновные будут депремированы на 100 процентов. В конце листа — неожиданная благодарность: «Спасибо за помощь в работе. Желаем и в дальнейшем видеть Вас нашим покупателем». Представляю, чего стоила эта фраза завмагу Галине Гуринович.

— По-разному реагируют. В одном из гипермаркетов Минска мы не так давно обнаружили около 40 (!) бутылок просроченного алкоголя. Загрузили все это в тележку, везем к кассам. Тут вижу, ко мне через весь зал идет замдиректора, с которым до этого неоднократно встречались в другом магазине. Без лишних слов он начинает вырывать у меня из рук тележку, на помощь ему приходит завмаг. От резкого рывка я режу себе руку о металл, идет кровь — вынужден вызвать наряд милиции. До его прибытия работники гипермаркета успели выхватить и унести дюжину бутылок алкоголя с истекшим сроком хранения, но на протокол все равно хватило, — вспоминает Вячеслав Станиславович, пока мы едем в трамвае к новому объекту торговли.

— Бывает и вовсе не дают ответа, нарушая тем самым Закон «Об обращениях граждан и юридических лиц».

А мы уже на месте. Солидный продмаг на первом этаже универсама по ул. Жилуновича, 4. Стараемся максимально сохранить конспирацию, но, увы, по обе стороны от Вячеслава Шмата, как эскорт, уже следуют три продавца. И буквально сканируют глазами каждое его движение. Слов нет: магазин неплохой, видно, что здесь следят за порядком на прилавках. Но что это? В руках у Шмата — мойва копчено-провесная. Срок ее годности истек уже 4 дня назад…

Запись в книгу замечаний и предложений, 15 дней на ответ. Нас не благодарят за помощь в работе и не желают в дальнейшем видеть покупателями. Мы уходим, чувствуя обиженные взгляды.

Из Серебрянки берем курс на ул. Воронянского, 58. Здесь несколько месяцев назад открылся сетевой супермаркет, в который В. Шмат уже как-то заходил за покупками. Причем небезрезультатно.

— Мне часто звонят сами работники торговли, которые приходят в магазин за покупками и видят нарушения. Именно так я узнал, что в ряде продмагов столицы на выходные умышленно выкладывают просрочку. Приезжаю — точно, лежит. А знаете почему? Потому что мониторинг в субботу и воскресенье санслужба не проводит. В предпраздничные дни начинается «хапун», и покупатели теряют бдительность. Чем это чревато? В свежезаправленные салаты, например, кладут залежавшиеся продукты. Затаривают вместе с продуктом вес упаковки. Или, скажем, пробивают по чеку лишние вещи, которые вы не брали. Приезжаете домой, смотрите длиннющий чек, а там: «тапочки», «тапочки», «губки» и т.д.

Возвращаться бессмысленно: кто ж признается? — раскрывает секреты большой торговли мой искушенный спутник. — Еще один классический способ облапошить покупателя — объявить акцию. Она длится около десяти дней, потом заканчивается, но желтые ценники не снимаются. Вы пробиваете в кассе куриные окорочка и видите, что цена за кило совсем иная. В лучшем случае продавец сделает большие глаза. Но суть в том, что двое из троих покупателей не заметят подмены.

Вот и нужный нам супермаркет по ул. Воронянского. Расходимся! Десяти минут достаточно, чтобы предъявить улики за линией касс. «Речицкое светлое» просрочено почти на месяц, 22 баночки сгущенки — на 10 дней. Чемоданчик Вячеслава Шмата открыт: копирка, лист бумаги, ручка — в который уже раз за этот день мы начинаем с фразы: «Заведующей магазином ОАО…». Но это совсем не любовное письмо.

— Просрочка, которую видно, это еще полбеды. У внимательного покупателя остается шанс не сделать такую покупку. Гораздо страшнее негласный сговор магазинов с некоторыми мясокомбинатами. Последние, чтобы не забирать свою просроченную продукцию, привозят завмагам чистую маркировочную ленту с логотипом своего предприятия. Продавцам остается лишь переклеить на мясо или грудинку новую дату. И они это делают.

Точку этого насыщенного покупками дня мы ставим на ул. Голодеда, 7, к. 2. И точка получается жирной. В продуктовой корзинке — бутылка белого вина «Шардоне», почти 3 кг «Эстонской» колбасы, столько же сосисок из мяса птицы и два 400-граммовых куска салями «От бабушки». Но подать к праздничному столу все эти яства лично я бы не рискнул: просрочены от 3 до 24 суток! Администрацию ожидает штраф от санстанции, мы ожидаем автобус и разъезжаемся по домам. Миссия завершена.

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Вячеслав Шмат — гроза просрочки и обвеса.

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Райниса, 17: акция-то акция, но сгущенка просрочена.

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Дата изготовления на сырке умышленно затерта.

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Это пиво тоже не первой свежести.

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Три персиковых и один клубничный…

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

На опись в заявлении всей приобретенной просрочки ушел почти час.

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

Такой была наша добыча на Плеханова, 123…

 

Как и на чем нас обманывала предпраздничная торговля?

… а такой — на Воронянского.

 

Кстати

На 1 ноября за нарушение санитарных правил и норм в столице оштрафованы 49 юрлиц и 1177 должностных лиц на сумму около 1 млрд. рублей. Приостанавливалась эксплуатация 59 предприятий торговли, запрещена реализация продуктов негарантированного качества общим весом более 900 кг, уточнили в Минском городском центре гигиены и эпидемиологии.

Рэспублiка

 

Wordpress snowstorm powered by nksnow