Знамя над Рейхстагом закрепили с помощью носового платка

Некоторые малоизвестные подробности водружения в мае далекого 45-го советскими воинами Красного знамени над Рейхстагом.

Неугасимая память

Наша газета продолжает тему Великой Отечественной войны, которая навсегда останется в истории. Речь идет о том, как под мощными ударами Советской армии гитлеровский Рейхстаг доживал свои последние часы и на него водружались красные знамена.

Сразу же оговорюсь: в публикации приводятся доселе неизвестные или малоизвестные широкой общественности Беларуси факты и данные разгрома самого центра гитлеровского логова. Первый материал по этой теме «Наша память в Берлине» был опубликован в «Р» 1 июля 2010 года. Возможно, у наших читателей возникнет вопрос: почему столь длительный перерыв между этими публикациями? Поясняю: данная тема, без всякого преувеличения, уникальная и особая в своем роде. Она, безусловно, носит исследовательский характер, если учесть ее содержание, значение и 67 лет, минувших с тех памятных событий. Значит, требует от журналиста, во-первых, полнейшей личной ответственности за достоверность излагаемого. Во-вторых, это кропотливая, исключительно терпеливая работа в архивах, музеях и, конечно же, встречи и записи наших ветеранов войны, участвовавших в Берлинской операции и непосредственно штурмовавших Рейхстаг.

Собираю по крохам

Все это и многое другое у меня есть, чем я очень дорожу. Потому что интереснейшую тему — последние дни Рейхстага и водружение на нем советскими воинами красных знамен — разрабатываю на протяжении многих лет.

Скажу прямо, здесь мне сопутствовала журналистская удача. Много раз бывал в Германии, в том числе и в самом Берлине. Журналистские пути приводили меня в эту страну тогда, когда в бытность СССР четверть века работал собственным корреспондентом газеты «Известия» по Беларуси. Когда вел международную тематику в газете «Рэспубліка». Когда много лет подряд был на общественных началах заместителем председателя Белорусского фонда мира. И в каждой своей поездке в Германию я хоть чем-то, но пополнял свое журналистское досье о последних часах Рейхстага.

ветераны Беларуси на крыше Рейхстага. Второй слева — Герой Советского Союза Виктор ЛИВЕНЦЕВ.

Собрал богатейший материал: ценные архивные документы, доселе неизвестные или малоизвестные широкой общественности Беларуси, важные печатные источники, воспоминания участников тех событий и так далее.

Уникальные документы

Среди документов по данной теме, имеющихся в моем распоряжении, есть поистине уникальные. Первые — фотографии стен Рейхстага, на которых сохранились исторические надписи советских воинов, сделанные ими в мае 1945 года. Этот комплект фотографий, составленный с немецкой аккуратностью, подарила мне сотрудница Рейхстага Карин Феликс. Удивительная женщина, исключительно внимательная и добрая по отношению к нашим ветеранам войны, неутомимый исследователь темы, о которой наша речь. Никто полнее и ответственнее, чем она, не изучил историю уникальных автографов, знает наизусть едва ли не все, что написали советские воины на стенах Рейхстага. Полагаю, мои коллеги по профессии, да и не только они, согласятся, что иметь сейчас комплект этих фотографий для журналиста, в творчестве которого военно-героическая тематика является приоритетной, — большая удача, данное приобретение не имеет себе цены.

Более того, госпожа Феликс подарила мне копию интереснейших воспоминаний из книги сержанта Советской армии Михаила Минина. При штурме Рейхстага он был в составе группы добровольцев во главе с капитаном В. Маковым, которые сражались в боевых порядках 1-го батальона капитана Сергея Неустроева из 756-го стрелкового батальона. Группа Макова входила в состав 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады полковника А. Писарева. Именно эти четверо неудержимых смельчаков — старшие сержанты Г. Загитов, А. Бобров, А. Лисименко и сержант М. Минин, прокладывая путь гранатами и огнем из автоматов, прорвались на крышу и установили первое Красное знамя на башне Рейхстага. В своих воспоминаниях сержант Минин подробно излагает, как все это происходило.

Как же автору этих строк удалось встретиться с госпожой Карин Феликс и заполучить столь ценные документы, которых нет в архивах Беларуси?

Наши… в бундестаге

В ноябре 2006 года в немецком парламенте (бундестаге) происходило нечто прямо-таки невероятное. В его торжественном заседании участвовала… делегация ветеранов войны России, Беларуси и Украины. Бундестаг работает в здании Рейхстага.

На сей раз наши ветераны были почетными и очень уважаемыми гостями бундестага. И пригласил их в Берлин, в том числе на это важное государственное мероприятие, Народный союз Германии по уходу за военными могилами. Он, что очень важно для нас, с 1992 года помогает обустраивать кладбища советских солдат на территории ФРГ. (Автор благодарен зам. руководителя представительства этого союза в Беларуси Людмиле Качанович за помощь в подготовке данного материала.)

Все-таки иногда история справедлива в высшей мере, особенно когда речь идет о невероятных страданиях, огромных жертвах, страшной трагедии ни в чем не повинных людей. Тот, по чьей вине это все случилось, должен ответить. Именно так произошло в Великую Отечественную войну. Когда сумасбродный Гитлер и его генералы разрабатывали известный план «Барбаросса», когда уверовали в свой блицкриг на Востоке, когда утром 22 июня 1941 года вероломно напали на нашу страну, когда запылали западные города и села, сразу же погибли тысячи мирных людей — беззащитных женщин, стариков, детей. Разве могли подумать гитлеровские вояки, что настанет день, и советские солдаты водрузят красные знамена над поверженным Рейхстагом, олицетворявшим торжество германской империи. Подобное ни Гитлеру, ни его сообщникам, как говорится, не могло присниться даже в самом кошмарном сне. Но это произошло наяву: советские воины взяли Берлин, разбили знаменитый Рейхстаг, оставили на его стенах и колоннах свои надписи.

Автор этих строк был в составе ветеранской делегации, тогда и познакомился с госпожой Карин Феликс. То, что она нам приготовила, стало настолько неожиданным, что в это вначале трудно было поверить. Госпожа Феликс привела нас в широкий просторный коридор, напоминающий галерею, и сказала:

— Вот здесь выставлены плиты с теми самыми надписями советских воинов, сделанными ими на колоннах и стенах Рейхстага в мае 1945 года…

Об удивительной судьбе некоторых этих надписей и их авторов мой рассказ впереди. Сегодня же — о подробностях водружения советскими воинами Красного знамени над поверженным Рейхстагом в воспоминаниях Михаила Минина и других. Но сначала очень кратко о некоторых весьма любопытных моментах самой Берлинской операции.

Приказ Сталина

Берлинская операция была одной из самых крупных стратегических операций Второй мировой войны и занимает особое место. Замысел ее в нашей Ставке в основном определился в ноябре 1944 года. Как вспоминает маршал Георгий Жуков, в начале марта 1945 года на совещании в Ставке Сталин утвердил все наши предложения и приказал дать фронтам необходимые указания о всесторонней подготовке решающей операции на Берлинском стратегическом направлении.

Сталин знал, что гитлеровское руководство за последнее время развило активную деятельность в поисках сепаратных соглашений с английским и американским правительствами. Учитывая безнадежное положение германских войск, можно было ожидать, что гитлеровцы прекратят сопротивление на Западе и откроют американским и английским войскам дорогу на Берлин, чтобы не сдать его Красной армии…

Наши союзники прекрасно понимали, что столица Третьего рейха неизбежно падет, ибо советские войска приближались к ней стремительно и неудержимо. Союзники были намерены раньше нас захватить Берлин, хотя по Ялтинскому соглашению столица Германии относилась к зоне оккупации советских войск. Из мемуаров Черчилля теперь известно, как он подстрекал Рузвельта и Эйзенхаура ускорить продвижение войск к Берлину.

Кровопролитные бои

Но и наши не дремали. В генеральном штабе к тому времени были разработаны все основные соображения по Берлинской операции.

Уже в момент падения столицы Третьего рейха Гитлер выбросил лозунг: «Лучше сдать Берлин американцам и англичанам, чем пустить в него русских». Тщетно — под сокрушительными ударами наших войск Берлин был в агонии.

Но гарнизон Рейхстага не сдавался. К тому же это здание являлось одним из важнейших опорных пунктов противника. За Рейхстаг шли кровопролитные бои, вспоминал маршал Георгий Жуков. Подступы к нему прикрывались крепкими зданиями, входящими в систему девятого центрального сектора обороны Берлина. Район Рейхстага обороняли отборные эсэсовские части общей численностью около шести тысяч человек, оснащенные танками, штурмовыми орудиями и многочисленной артиллерией.

Смельчаки

А теперь как раз время обратиться к воспоминаниям сержанта Михаила Минина, о которых я упоминал ранее. Именно ему капитан В. Маков дал команду: собрать всех из своей группы — и с флагом наверх. То есть наступил решительный и столь долгожданный момент — водружение Красного знамени на Рейхстаге. Как же это происходило?

Признаюсь, воспоминания Минина можно перечитывать много раз, и всегда тебя охватывает глубокое волнение и чувство гордости за этих четырех наших смельчаков, которые средь автоматных очередей и разрывов гранат упорно пробирались на крышу Рейхстага. Через какое-то время они стали участниками исторического события, облетевшего весь мир.

…По соседству со мной были Г. Загитов, А. Бобров и А. Лисименко, вспоминал Минин. По лестнице, которую с помощью фонарика в темноте обнаружил Г. Загитов, вчетвером устремляемся наверх. Впереди бежал Г. Загитов, освещая фонариком полуразрушенную лестницу, вслед за ним — я со знаменем, а затем

А. Лисименко и А. Бобров. Все коридоры, которые выходили на лестницу, мы забрасывали гранатами Ф-1 и прочесывали автоматными очередями. Мы еще были на втором этаже, а снизу на помощь нам уже устремились многие воины из стрелковых подразделений. Часть из них сразу же залегла у входов в коридоры, чтобы не допустить проникновения противника на лестницу, а остальные бежали за нами наверх.

Перед самым чердаком я случайно наткнулся на торчащую из стенки тонкостенную трубку. Сильно рванул ее рукой, и она легко отломилась. Я решил ее использовать в качестве «древка» знамени и захватил с собой.

«Нужно было скорее найти выход на крышу»

Когда достигли чердака, нужно было скорее найти выход на крышу. После того как прочесали чердак автоматными очередями и бросили в темноту несколько гранат, Г. Загитов посветил фонариком и сразу обнаружил невдалеке грузовую лебедку, две массивные пластинчатые цепи которой уходили вверх. Звенья гигантской цепи были такой величины, что в них свободно входила ступня ноги.

Один за другим вчетвером лезем по цепи наверх. Как всегда, впереди Гиза Загитов, а за ним — я со знаменем. Чтобы удобнее было лезть, «древко» я держал в зубах, автомат за спиной, а в правой руке — пистолет. Метра четыре лезли по цепи, пока не достигли слухового окна, через которое и выбрались на крышу. Вблизи в темноте еле виднелся силуэт небольшой башни, к которой я и Загитов стали прикреплять Красное знамя. Вдруг на фоне огненного зарева от разорвавшегося на крыше снаряда А. Лисименко заметил наш дневной ориентир — «Богиню Победы», как тогда мы называли скульптурную группу.

Я продолжал стоять на бронзовом коне

Несмотря на артиллерийский обстрел, решили водрузить Красное знамя именно наверху этой скульптуры, продолжает Минин. Здесь же, на крыше, в темноте я почти наугад написал на полотне знамени свое имя и имена товарищей — Боброва, Загитова и Лисименко, водрузивших Знамя Победы над Рейхстагом 30 апреля 1945 года в 22 часа 40 минут по местному времени.

Чтобы привязать знамя к металлическому «древку», Загитов разорвал свой носовой платок на тесемки. Этими тесемками мы привязали два угла полотнища к трубке. Обдирая в кровь руки о зазубрины многочисленных пробоин от осколков снарядов, с помощью товарищей я залез на бронзового коня. Нашел отверстие в короне великанши и установил в нем «древко». Чтобы знамя не упало, «древко» привязал к короне тесемками от носового платка Загитова. Длинных и более прочных тесемок можно было нарвать и из самого полотна знамени, но мы в спешке не догадались этого сделать.

Только тогда, когда была полностью выполнена боевая задача, я почувствовал всю опасность своего положения. Я продолжал стоять на бронзовом коне, держась за корону великанши. На крыше Рейхстага рвались снаряды и мины. От взрывных волн качалась бронзовая скульптура. Мне казалось, что вздыбленный конь свисает над фронтоном и что вот-вот вся эта бронзовая громадина вместе со мной грохнет вниз.

Спасибо за эти воспоминания

Уверен, что эти интереснейшие подробности водружения Красного знамени группой смельчаков нашим читателям неизвестны. В Краткой истории «Великая Отечественная война Советского Союза», изданной в Москве в 1965 году, сказано предельно сжато: «Несколько коммунистов-добровольцев — Г.К. Загитов, А.Ф. Лисименко, В.Н. Маков, М.П. Минин, прокладывая себе путь огнем из автоматов и гранатами, достигли крыши здания и установили там Красный флаг».

Скажем большое спасибо Михаилу Минину за то, что он нашел в себе силы подробно вспомнить, как все происходило. Ведь для нас, ныне живущих, для наших потомков, исключительно важна любая деталь этого исторического сражения, явившегося логической точкой разгрома фашистской Германии.

В боях за Рейхстаг было убито и ранено до 2500 солдат и офицеров противника, уничтожено 28 орудий разных калибров, захвачено 2604 пленных, 1800 винтовок и автоматов, 59 орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

Концерт в Берлине

Еще одно интереснейшее событие, непосредственно касающееся взятия Рейхстага. Работая собственным корреспондентом газеты «Известия» по Беларуси, я был знаком и часто общался с видным журналистом-известинцем Михаилом Долгополовым. В годы войны, как и большинство советских журналистов, он был военным корреспондентом, с нашими передовыми частями вошел в Берлин. Михаил Николаевич рассказывал да и писал в своих книгах об интереснейших событиях в тогдашнем Берлине, ставших историей. В частности, о знаменитом первом концерте для победителей, который давал в одном из разбитых залов Рейхстага ансамбль казачьей песни и пляски вместе с Лидией Руслановой. Представим себе: еще не затихла перестрелка, еще не всех гитлеровцев выкурили из подвалов и бункеров, а в этом зале, наполненном дымом и чадом, звучали русские песни. Удивительное импровизированное представление, на котором посчастливилось присутствовать Михаилу Долгополову и о котором он рассказал в «Известиях». Без преувеличения, концерт в разбитом Рейхстаге волнующе и символично прозвучал на весь мир. Материал М. Долгополова в «Известиях» «Русская песня в Берлине» перепечатали многие газеты Европы и Америки.

Михаил ШИМАНСКИЙ, лауреат Государственной премии Беларуси

respublika.info