22 июня — День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны

Столько лет прошло после войны, но еще много солдат числится пропавшими без вести.
Нам, живущим сегодня, нужно сделать все, чтобы в Беларуси осталось как можно  меньше безымянных могил времен той жестокой войны.

Настанет ли время, когда мы, наконец, поставим памятники всем без вести пропавшим? Погибли они по-разному. Большинство из них числится безымянными, и боль рвет души только их близких, которых тоже уже мало осталось в живых. Не проезжайте мимо памятников и обелисков, сверните к ним, этим гранитным страницам истории, прочтите надписи на них, поклонитесь их светлой памяти!

В октябре 1943 года наша авиация бомбила укрепление гитлеровцев на железнодорожной станции г. Быхова. Наш самолет был подбит и шлейф дыма тянулся от Быхова до деревни Подгорье (около д. Никоновичи). Самолет упал на землю. Летчик погиб, а второй пилот катапультировался на парашюте и остался жив.
Недалеко от этих мест житель Никонович Антон Белокузов пас коров.  Он помог пилоту спрятать парашют, закопав на огороде. Антон забрал домой пилота. Благо, его недостроенный дом находился в конце деревни, и он некоторое время прятал летчика там, а на ночь забирал в свой жилой дом. Недолго Антон прятал его.

Младшие братья Иван и Вася были очень пронырливые, любознательные, и все спрашивали: «Кто там?» Вскоре Антон, пилот и друг Антона ушли в партизаны. Антон вскоре погиб. Неизвестно, добрался ли пилот до своей части. Только узнала я об этой истории очень поздно. Жена Антона Таисия нынче живет в Светлогорске Гомельской области. Она уже очень старенькая — ей 95 лет. Помнит только, что второго пилота, который остался жив, звали Василий, шатен, высокого роста. Фамилию уже не помнит, а ведь знала. Того погибшего летчика похоронили на кладбище в деревне Подгорье женщины: Смолячкова Степанида, Смолячкова Александра и другие — сейчас их уже нет в живых.

Но люди помнят все. Притащили, рассказывают, большое деревянное корыто (какие гробы в войну?), закрыли глаза тряпочкой, сложили руки по-христиански. Похоронили в нижнем белье, так как местный полицай сорвал с мертвого одежду, забрал документы и фотографию, наверное, семейную. На фотографии — пилот, женщина и ребенок. Сельчане видели эту фотографию и говорили, вроде, он с Украины. При эксгумации при перезахоронении было установлено, что погибшему пилоту от 30 до 40 лет, волосы светло-русые.
Останки погибшего пилота перевезли с кладбища Подгорья в Никоновичи, в братскую могилу.

В Подгорье люди знали и помнили о той могиле и всегда посещали ее, особенно на Радоницу.
Сейчас в этой деревне живет один человек, ухаживать за могилой некому. А я очень надеюсь, что отыщутся, может, дети, внуки или правнуки героя.

Обращаюсь с просьбой через вашу газету к ветеранам Великой Отечественной войны — может быть, кто-то помнит боевого товарища, который не вернулся с задания в свою часть. Возможно, где-то живут его родственники, которые считают его без вести пропавшим. Очень хочется сделать на могиле памятный знак. Поэтому жду и надеюсь, а может, кто-то еще сообщит что-то новое, откликнется. Мой телефон 37-547.

Нина ИГНАТЬЕВА, старейшина д. Никоновичи Быховского р-на.