В Беларуси проводится масштабная разъяснительная работа, направленная на предупреждение телефонного терроризма

Недавно в милицию по телефону 102 позвонил неизвестный и сообщил о том, что здание религиозной общины христиан веры евангельской «Церковь Вифания» заминировано. В результате проводимых оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что лжеминером оказался минчанин, состоящий на учете в столичном городском психоневрологическом диспансере с диагнозом шизофрения.

В другой раз, будучи в состоянии алкогольного опьянения, россиянин сообщил машинистам дизель-поезда о минировании участка железнодорожных путей между станциями Тимковичи и Слуцк. По факту ложного сообщения в отношении заявителя возбуждено уголовное дело.

Когда на телефон приемного отделения 5-й городской клинической больницы Минска позвонил неизвестный и сообщил о том, что здание заминировано, потребовалась экстренная эвакуация медперсонала и больных на время обследования помещений. Мероприятия продолжались более двух часов. По горячим следам задержан «минер». Им оказался житель Бобруйска, в отношении которого также возбуждено уголовное дело по статье 340 УК Беларуси.

Подобного рода сообщения на телефоны различных служб о минировании самых разных объектов — школ, вокзалов, жилых зданий — поступают едва ли не ежемесячно. И в подавляющем большинстве случаев информация оказывается ложной. Но даже если у правоохранителей появляются основания думать, что очередной звонок — это опять чья-то глупая хулиганская выходка, проигнорировать сообщение они не имеют права. На место «минирования» выезжают специалисты МВД, МЧС, КГБ и других служб. Начинается эвакуация людей из здания и прилегающих территорий. Затем проводится обследование помещений. Спецы с использованием современного дорогостоящего оборудования и новейших технологий проверяют каждый сантиметр площади. Но и на этом работа не заканчивается. Сотрудники спецслужб и милиция отрабатывают десятки версий с целью выявить и задержать злоумышленников или… телефонных террористов.

По статистике, чаще других таким образом по телефону «шутят» подростки в возрасте до 18 лет. Как правило, из неблагополучных семей, имеющие проблемы с учебой, во взаимоотношениях с педагогами, страдающие психическими расстройствами и т.д. Мотивами их действий обычно являются хулиганские побуждения, месть, стремление завоевать уважение среди своих товарищей. На втором месте в статистическом рейтинге «шутников» — психически больные люди. И совсем редко данным способом пользуются взрослые граждане, находящиеся в состоянии аффекта или же алкогольного опьянения.

Органами правопорядка, спецслужбами, администрациями высших и средних учебных заведений проводится масштабная разъяснительная работа, направленная на предупреждение проявлений телефонного терроризма. В прошлом году по сравнению с 2010-м количество зарегистрированных на территории столичного региона сообщений террористического характера снизилось почти в 2 раза. Раскрываемость «телефонных» преступлений в 2011 году составила 83 %.

Любителям «черного юмора» стоит уяснить, подчеркивают в пресс-службе Комитета госбезопасности, что сегодня установить лицо, сообщающее о взрывном устройстве, не составляет особого труда. Современные технологии, находящиеся в арсенале у стражей порядка, позволяют раскрыть преступление в течение считанных часов. Уголовный кодекс не признает такую «шалость» шуткой, за телефонный терроризм предусматривается весьма суровое наказание. Во-первых, все расходы, связанные с работой по «заминированному» объекту, по решению суда несет именно тот человек, который сделал ложный звонок, а в случае несовершеннолетия звонившего за его действия отвечают родители.

К тому же, в соответствии со статьей 340 УК Беларуси, заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность для жизни и здоровья людей, наказывается как штрафом, так и лишением свободы на срок до пяти лет.

 

Станислав РИСНИК, Рэспубліка