Первый в мире патент на вертолет получил гомельский столяр

Только ни царское, ни советское правительство аппаратом не заинтересовались.

Аппараты вертикального взлета чертили еще в Древнем Китае, потом Леонардо да Винчи, Ломоносов, французские братья Бреге. Но патент на изобретение первого геликоптера был выдан в США лишь в 1931 году русскому инженеру Сикорскому. Только есть в Беларуси человек, который поспорит с любым официальным источником, утверждающим, что вертолет придумали в Америке. Видно, тот, кто выдал патент Сикорскому, не знал о гомельском столяре Федоре Евстафьеве.

Уникальными документами и сведениями с «Комсомолкой» поделился 76-летний гомельчанин Давид Исаакович Родинский. Он — бывший советский журналист — активно интересовался героями родного края, тех, кто в чем-то становился первым. Не жалея на это не только времени, но и собственных денег.

ЦАРСКИЕ ДОКУМЕНТЫ КУПИЛ ЗА 150 ДОЛЛАРОВ

За бумаги, которые достает Давид Исаакович из папки, ему когда-то пришлось отдать две своих зарплаты.

— Про Евстафьева я узнал в гомельском Дворце железнодорожников, когда там организовывали музей — еще в начале 70-х прошлого века. Туда попали сведения об изобретателе. Написал о нем небольшую заметку и где-то уже в середине 80-х, в начале перестройки, совершенно случайно получил эти уникальные документы. Многие в городе знали, чем я интересуюсь, и однажды, когда я пришел на барахолку в пионерский скверик в центре Гомеля, меня подозвал парень. Сказал, что у его приятеля есть оригинал патента на вертолет, изобретенный Евстафьевым. Продать эту ценность он был готов за 150 американских долларов. За советские рубли никак не соглашался. Естественно, долларов у меня не было, и я помчался в Москву. Там валютчики продавали один «зеленый» за два рубля, при наличии связей купить доллары в советской столице можно было без труда, — вспоминает Давид Исаакович.

Откуда у того парня взялись документы — неизвестно. Родственником Евстафьева он не был.

Первый патент - царский
Первый патент — царский
Фото: Из архива Давида РОДИНСКОГО

 

АВТОБИОГРАФИЯ ИЗ МУЗЕЯ ИСЧЕЗЛА

Родных изобретателя советский журналист тогда так и не нашел, не смогли мы разыскать их и сейчас. Но в записных книжках Давида Исааковича достаточно сведений, чтобы рассказать о неординарном гомельском столяре.

Автобиография изобретателя начинается с самого яркого воспоминания детства: он сидел на полу и что-то мастерил из деревянных планок, ниточных катушек, обрезков жести и проволоки.

— Что делаешь, сынок? — спросил отец.

— Самодвижущуюся повозку, — серьезно ответил сын.

— Выдумщик ты, Федя… Вот выучишься, даст Бог, может быть, и вправду что-нибудь путное придумаешь…

Еще подростком Федя стал сиротой. Поэтому с юных лет тяжело трудился. Как-то, работая на барже, шкипер дал мальчику задание вычерпать воду из трюма. Поднявшись несколько раз на палубу с ведром воды, Федя нашел веревку, привязал к ведру — стоит наверху и черпает, как из колодца. А вскоре смастерил что-то вроде колодезного ворота.

Повзрослев, Ефстафьев пошел в столяры Гомельских вагоноремонтных мастерских. В своем маленьком домике на улице Стеклова (сейчас этой улицы нет) он продолжал изобретать.

Автор описывает принцип работы аппарата
Автор описывает принцип работы аппарата
Фото: Из архива Давида РОДИНСКОГО

 

ОТВЕТ НА СВОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ СТОЛЯР ЖДАЛ ДВА ГОДА

— На Всероссийской выставке новых изобретений в 1909 году Евстафьев представил «летательный аппарат геликоптер». Он был устроен так: параллельно линии движения аппарата по его бокам помещены две оси, на которые насажено по одному гребному колесу. Лопастями колеса ударяют по воздуху и тем самым толкают аппарат вверх. Он мог подниматься в воздух без разбега, вертикально, — читает свои записи Давид Исаакович.

Императорский всероссийский аэроклуб выпускал бюллетень, там описывались немногочисленные в то время конструкции аэропланов и двигателей — их досконально изучал гомельский столяр. Знал наизусть мощности, размеры, технические характеристики, самостоятельно разобрался в теории воздухоплавания. Однажды задумался — самолету, чтобы подняться в воздух, нужен большой разбег, а что, если поставить гребные колеса так, чтобы аппарат без разбега сразу вертикально поднимался вверх?

Вскоре свой чертеж и описания Ефстафьев отправил ценным письмом в Императорский аэроклуб. Ответ пришел… через два года! В нем сообщалось, что летательный аппарат подняться в воздух не сможет, так как «не будет в одном из положений лопасти превышений в пользу подъемной силы». Но к этому времени изобретатель и сам пришел к такому выводу. Снова письмо с чертежами и расчетами ушло в столицу. Новый ответ из Петербурга гомельчанин получил в сентябре 1912 года:

«По Указу Его Императорского Величества. Привилегия сия видана мещанину Федору Евстафьеву, проживающему в г.Гомель Могилевской губернии на летательный аппарат с автоматически поворачивающимися лопастями и гребным колесом».

Это был первый патент изобретателя-самоучки.

ЕВСТАФЬЕВ СТАЛ ИЗОБРЕТАТЬ ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ

Но проходили годы, и про изобретение неизвестного столяра забыли, потому что не увидели в нем выгоды для России:

«Правительство не ручается в пользе изобретений и усовершенствований», — написано было на стандартном бланке. Изобретателю лишь строго-настрого предписывалось ежегодно не позднее 24 сентября платить пошлину за регистрацию его же изобретения.

Построить геликоптер сам он не мог — нужны были огромные деньги. И изобретатель взялся помогать товарищам-железнодорожникам. Летом 1913 года Евстафьев принес на станцию Гомель небольшой металлический ящик — прибор для пробивки дымогарных труб. Он знал, как нужен такой прибор на паровозе — около двух часов затрачивал машинист, чтобы металлическим прутом прочистить дымогарные трубы топки — этот дедовский способ был единственным на всех железных дорогах России. Начальник станции сообщил об изобретении столяра в Вильнюс, в правление железной дороги. Там сразу оценили преимущества нового способа, в Гомель специально приехал начальник отделения тяги и разрешил испытать прибор: за шестнадцать минут — без вмешательства человека — дымогарные трубы стали чистыми. В конце 1916 года он получил патент на свое изобретение.

…А СОВЕТСКИЕ ВЛАСТИ ОТВЕТИЛИ ЧЕРЕЗ 11 ЛЕТ

Второй патент - уже советский
Второй патент — уже советский
Фото: Из архива Давида РОДИНСКОГО

Со временем стопка патентов на столе Евстафьева росла, и все они претворялись в жизнь. Но на стене, на почетном месте, висел его главный патент — на изобретение летательного аппарата. Построить его так и не удалось. И в 1921 году Федор Федорович снова погружается в книги по воздухоплаванию, перерабатывает и совершенствует проект, делает новые расчеты и все это снова отправляет в Москву. Только через 11 лет первый в Гомеле Герой труда Евстафьев получил письмо из Комитета по изобретательству при Совете Труда и Обороны. В нем — патент и авторское свидетельство № 1429:

«Настоящее авторское свидетельство выдано на основании Положения об изобретениях и технических усовершенствованиях от 9 апреля 1931 года гражданину Федору Федоровичу Евстафьеву на летательный аппарат, во всем согласно с приложенным описанием и указанными в заключительной его части отличительными признаками изобретения, по заявке от 13 июня 1921 года. Действительный изобретатель — заявитель. 31 июля 1932 года».

Что еще придумал Евстафьев:

— автомат для штамповки гаек;

— прибор для просушки пожарных рукавов;

— машину для мойки посуды;

— устройство для завертки плоских конфет;

— чесальную машину для щетинной фабрики…

Давид Родинский купил документы за две своих зарплаты
Давид Родинский купил документы за две своих зарплаты
Фото: Павел МИЦКЕВИЧ

 

на сайте kp.ru