В 1915-18-х Могилев оказался в центре событий, потрясших мир

Грядущее столетие начала Первой мировой войны — как напоминание потомкам о том, что на белорусской земле происходили важные исторические события, связанные с наиболее кровопролитной военной кампанией ХХ века. В частности, в Могилеве с 8 августа 1915-го по 26 февраля 1918 года находилась ставка российского императора Николая II. Затем она была переведена в Орел, где просуществовала лишь 5 дней. Истерзанная войной и внутренними распрями Российская империя, оказавшаяся во власти большевиков, заключила грабительский Брестский мир, списав на него тысячи и тысячи убиенных солдат русской армии. В Могилевском областном краеведческом музее собраны уникальные свидетельства того времени: предметы амуниции, копии архивных документов и фотографии, газеты и журналы, в которых отображены жизнь и настроения, царившие в Могилевской ставке российского императора Николая II.

Могилев: между войной и миром

Спираль истории развивалась так, что к 1915 году военный успех все меньше сопутствовал его императорскому величеству, — фронт неизбежно откатывался на восток с непредсказуемыми последствиями для русской армии. Вместо Барановичей была выбрана другая стратегическая точка, в которую из Петрограда и других крупных городов проще было доставлять в армию пополнение, оружие и провизию. Выбор пал на провинциальный Могилев как железнодорожный узел. Через две недели после открытия здесь ставки Верховным главнокомандующим объявляет себя Николай II, невзирая на большую обиду и нежелание прежнего главкома, его родного дяди великого князя Николая Николаевича. О чем поведал в своей книге «250 дней в царской ставке» очевидец тех событий русский офицер и публицист Михаил Лемке.

Романтик и могильщик империи

Могилевская ставка стала для Николая тихой гаванью, о чем свидетельствуют многие факты. Он ее покидал лишь на время краткосрочных отпусков, наведываясь к семье, и инспекторских проверок боевого духа армии. Ставка занимала несколько зданий на Губернаторской (ныне Советской) площади Могилева. В журнале «Летопись войны» указывалось, что у царя здесь была спальня и две складные походные кровати — для него и для наследника Алексея. Дом губернатора и губернское правление, где находился штаб ставки, были безвозвратно утрачены во время сражений с немецко-фашистскими захватчиками в 1941—1944 годах. Как рассказала старший научный сотрудник Могилевского областного краеведческого музея Людмила Кондратьева, это даже были не руины, а, скорее, груда развалин, которую во время послевоенной расчистки города просто свезли на свалку.

Чуть поодаль на площади, где ныне находится административное здание стройтреста, в годы Первой мировой была штабная Спасская церковь. Как человек глубоко православный, Николай ІІ вместе с семьей посещал Свято-Никольскую церковь недалеко от поймы Днепра, ныне здесь расположен одноименный женский монастырь. На Пасху у царя и штабного начальства было христосование: в воскресенье он дарил высшим чинам фарфоровые яйца с именным вензелем, а на второй день — низшим по чину, которых перед встречей с императором тщательно осматривал врач, особенно глаза и рот.

Как обычно проходил рабочий день российского самодержца? Личного секретаря у царя не было. Поэтому после утреннего чая облаченный в полковничью форму Николай с генералом Алексеевым, начальником штаба, и генералом-квартирмейстером Пустовойтенко разбирали донесения с фронтов и выслушивали доклады. В 12.30 царь изволил завтракать с приглашенными лицами и во втором часу дня вновь работал в своем кабинете. Кормили в ставке хорошо и сытно, обеды были бесплатными, но за вино необходимо было доплачивать из своего армейского жалованья. Только начальник штаба генерал Алексеев, не относивший себя к аристократической среде, имел привычку платить за себя сам. Традиционное меню царского стола: суп с потрохами, ростбиф, пончики с шоколадным соусом, фрукты, конфеты. Вся посуда была серебряной, но позолоченной изнутри. Никакого хрусталя и фарфора. Ставка жила в походных условиях, лакеи, прислуживающие за обедом, были одеты в солдатскую защитную форму.

Белая кость и народная жилка

Николай был неприхотлив в быту и не чурался физического труда: чистил заснеженные дорожки, колол дрова, любил прогуляться по городу. В середине дня он покидал Могилев на автомобиле (нередко в направлении нынешнего райцентра Славгорода) и часами любовался природой. Горожане часто видели царя на улицах и отмечали его вежливость и тягу к фотографированию, а также к съемкам на кинопленку с домочадцами и ближайшими соратниками. Увлекались фотографией и царские дочери, немало снимков они сделали, когда наведывались к отцу в Могилев. Они обожали местные галантерейные магазины, покупали там ленты, заколки для волос и прочие мелочи, интересующие девушек. Современники обращали внимание на то, что царские дочери были одеты весьма скромно, и это давало повод местным модницам обсуждать их наряды и с удовольствием отмечать в выборе одежды полную безвкусицу.

И цари любить умеют

Когда в Могилев наведывалась императрица Александра Федоровна, Николай предпочитал совместные прогулки по Днепру, а также в загородной зоне (ныне Печерский лесопарк). Они обвенчались в 1894 году. Поразительно, но это был брак по любви, что редко бывало в царских фамилиях. Как они называли друг друга: он ее нежно — Алекс, а она его — Ники. Александре Федоровне сам город не приглянулся, она отметила, что он «грустный и грязный». А окрестности понравились, она даже хотела приобрести возле Могилева имение Дашковка, но владелец отказал ее величеству.

Предательство пуще отречения

Убийство влиятельного старца Григория Распутина в конце 1916 года вынудило государя отправиться из Могилева в Царское Село. После похорон он задержался по семейным обстоятельствам — дети болели корью. В феврале Николай приезжает обратно в ставку. Буквально вслед за возвращением приходят сообщения о февральских беспорядках в Петрограде, и, «к глубокому прискорбию» (отмечает Николай в дневнике), в этих событиях участвует армия. Утихомирить бунт он отправляет корпус генерала Иванова, потом решает ехать сам в Петроград. Однако уже налицо заговор, и царский поезд туда не пускают. Николай просит совета у своего генералитета, но все как один предлагают императору во имя спасения страны отречься от власти. Под Псковом на станции Дно он и подписывает акт (манифест) об отречении от престола, который был составлен в ставке и отправлен телеграфом. Даже верный соратник генерал Алексеев поддерживает уход государя, надеясь, что престол перейдет к Михаилу — младшему брату Николая. Оценив плачевную для России ситуацию на фронте и в Петрограде, Михаил предложение не принял.

Тогда еще никто не помышлял выходить из войны, которая была объявлена правительством, до победного конца. Однако все уже уверовали: царь не справляется со своими обязанностями, все рушится, и только его отставка может спасти страну. К провалам на фронтах добавился экономический кризис: не хватало продовольствия, в Петрограде — очереди за хлебом, недовольные горожане митинговали. Должность Верховного главнокомандующего опять предложили дяде императора Николаю Николаевичу. Он вернулся в Могилев раньше царя, но в ставке его встретили весьма враждебно, посоветовав не принимать пост. Николай Николаевич был сдержан, мол, очень хорошо — не надо, ну и пусть не надо. И вскоре уехал в Крым, а на посту главнокомандующего ставкой до Октябрьской революции 1917 года сменилось немало личностей — Керенский и Брусилов, Алексеев и Корнилов. Могилев оказался в центре событий, которые волею судеб потрясли весь мир.

Ваше благородие госпожа удача

После отречения от престола Николай всю неделю провел с матерью Марией Федоровной, которая приехала в Могилев утешить сына. Последний российский император никак не мог предвидеть тот страшный финал, который ожидал его лично и семью. Он еще размышлял, куда лучше перебраться — в Ливадию или в Великобританию, у Александры Федоровны ведь были английские корни. Более того, Великобритания поначалу дала согласие на прием царской семьи, а потом вдруг отказала. 8 марта 1917 года Николай уже планировал уезжать из Могилева в Царское село, не ведая того, что эмиссары Временного правительства привезли в ставку приказ о его аресте. Он собирает офицеров в зале судебного заседания, и это прощание проходило именно в здании, где ныне находится краеведческий музей. Очевидцы вспоминали, что зрелище было не для слабонервных: некоторые офицеры даже падали в обморок. Заготовленная речь давалась Николаю тяжело — он не произнес ее до конца, в толпе послышались рыдания, атмосфера была гнетущей. Государь призвал их подчиняться приказам Временного правительства и выразил уверенность, что Россия выйдет из кризиса и победит в войне. Приказ об аресте прибывшие в ставку депутаты Думы не решились ему вручить, и Николай, ничего не подозревая, уехал на железнодорожный вокзал. Здесь под парами стоял царский поезд. Уже в личном вагоне матери вручил ему приказ некогда верный генерал Алексеев. Из Могилева царь уезжал, считай, под арестом. Конечно, без конвоя и наручников, но эмиссары, привезшие приказ, его сопровождали. Запись в императорском дневнике в эти дни: «Тяжело, больно и тоскливо».

На следующий день, 9 марта, Могилев покинула и его мать. Мария Федоровна после октябрьских событий уехала в Крым, а в 1919 году из Ялты перебралась в Копенгаген. Все представители царской фамилии, уехавшие на юг, успели покинуть бурлящую Россию и тем самым спасли себе жизнь. Беды и военные неудачи Российской империи в Первой мировой войне Временное правительство и большевики списали на Николая II. Последнюю точку в его трагической судьбе поставила в екатеринбургском доме купца Ипатьева группа большевиков во главе с Яковом Юровским. Вся семья была варварски убита, затем тела облили кислотой и сожгли. Младший брат государя Михаил был арестован и под конвоем сослан в Пермь, где его содержали в гостинице. Оттуда он вскоре исчезает. Изрешеченное пулями тело царского брата находят за городом. Так завершалась долгая эпоха династии Романовых, оставившая след не только в великой русской истории, но и на праведной белорусской земле.

P.S. Автор признателен директору Могилевского областного краеведческого музея Виктору Анненкову и старшему научному сотруднику Людмиле Кондратьевой за неоценимую помощь, оказанную при подготовке материала.

—————————————-

На снимке: осень 1915 года, Могилев. Николай II и цесаревич Алексей.

 

Юрий БЕСТВИЦКИЙ, Рэспубліка