Толстые из Грудиновки

История деревни Грудиновка Быховского района Могилевской области необыкновенно богатая. Долгое время эта местность принадлежала польским магнатам Хадкевичам и Сапегам, а в 1772 году, после первого раздела Речи Посполитой, как и многие другие восточные и северные земли современной Беларуси, отошла к России.

Императрица Екатерина II милостиво пожаловала деревню Грудиновка с крепостными крестьянами, почти 19 тысячами десятинами земли и леса Могилевскому губернатору графу Дмитрию Александровичу Толстому.

— Толстые — графский и дворянский род, который происходил, по сказаниям старинных родословцев, от мужа честна Индриса, выехавшего, «из немец, из Цесарские земли» в Чернигов, в 1353 году с двумя сыновьями и дружиной из трех тысяч человек. Он крестился и получил имя Леонтия, был родоначальником нескольких дворянских фамилий. Его правнук Андрей Харитонович, переселившийся из Чернигова в Москву и получивший от великого князя Василия Темного  прозвище Толстого, был родоначальником Толстых. Тогда же у Толстых появился герб, который представляет собой щит, голубого цвета с  изображением золотой сабли и серебряной стрелы, продетых остроконечиями крестообразно сквозь кольцо золотого ключа и над ключом с правой стороны видно распростертое серебряное крыло. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянской на нем короной и тремя страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложен золотом. Герб внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, — рассказывает главный фондохранитель районного историко-краеведческого музея Ирина Михайлова. — Сын Андрея Харитоновича Толстого Петр Андреевич — окольничий и комнатный стольник Петра Великого выманил царевича Алексея из-за границы и привёз на расправу к отцу в1718 году. За это он был осыпан царскими милостями, а спустя шесть лет даже получил графский титул. Сын царевича, десятилетний Пётр II, став царем (1727-1730гг.), немедленно выслал Толстого в Соловки, где тот и умер, лишенный имущества и титула в 1730 году. Все привилегии были возвращены только его внукам спустя 60 лет дочерью Петра I Елизаветой.

По словам Ирины Ивановны, двое сыновей стольника дали две основные линии графов Толстых.  Например, потомки Ивана Петровича прославили Россию.  Среди них художник-медальер Федор Толстой и Толстой «Американец» (известный дуэлянт, путешественник славный, прекрасный карточный игрок. Человек, ставящий риск выше собственной жизни, хороший солдат, рубака и патриот) а также известный писатель Лев Толстой и другие.

А вот сын петровского стольника Петра Петровича подарил России заслуженных генералов. Внук Петра Петровича — Петр Александрович Толстой — один из них самых знаменитых. Он был сначала суворовский генерал, потом генерал-адъютантом Павла I (1796-1801гг.), затем был послом (1807-1808гг.) в Париже при Наполеоне. В войне 1812 года был одним из главных начальников ополчения, а окончил жизнь членом Государственного совета (1844г.). Его сын Александр — обер-прокурор синода.  Он также известен близостью к писателю Гоголю. Кстати, на его квартире, на Никитинском бульваре в Москве великий писатель и умер в 1852году.

К этой ветви графов Толстых принадлежит и Дмитрий Александрович Толстой, который превратил Грудиновку в цветущую фамильную усадьбу. Во время войны 1812 года, Дмитрий Александрович был губернатором Могилёва. От брака с Екатериной Александровной Вяземской имел 5 сыновей и 6 дочерей.

Интересно, что в отчетах могилевского губернатора за 1804 и 1823 годы говорится, что в поместье Грудиновка генерал-майора графа Толстого Дмитрия Александровича действуют лучший племенной конный завод и мануфактурная фабрика. Позднее, здесь же построили пивоварню и стеклозавод.

Семья Толстых жила в деревянном доме, на берегу озера. Оставив службу    Дмитрий Александрович безвыездно жил в Грудиновке, где и был похоронен в 1832 году в церкви.

После смерти графа его сыну Павлу Дмитриевичу поместьем досталось с 1147 крепостными крестьянами и долг  в сумме 67 757 рублей.

После смерти Павла Дмитриевича в 1875 году усадьба перешла к его сыну Дмитрию Павловичу (1853-1894 гг.) – придворному, который служил при Министерстве Двора. И он стал последним владельцам поместья по мужской линии. Он, как и его дед, был похоронен в Грудиновской церкви.

После смерти Дмитрия Павловича хозяйкой Грудиновки стола его вдова Александра Григорьевна Толстая (урожденная Щербатова). В 1899 году она на собственные средства построила Рыжковскую больницу, где работали лучшие врачи Могилевской губернии. Графиня оплачивала труд медицинского персонала из собственных сбережений. Каждый год она приезжала в имение и посещала больницу вместе со своими двумя дочерьми. Кстати, новорожденным в этой больнице графиня привозила специальное детское приданое.

В 1905 году Александра Григорьевна являлась членом Быховского уездного комитета Красного Креста. Усадьба Грудиновка при ней  поражала своей ухоженностью и порядком. Имелись оранжереи, где росли персики и экзотические для наших мест растения. Был чудесный сад, плантации ягод. За большим мостом, где озеро соединяется с рекой Полной, графиней Толстой в 1908 году был построен винокуренный завод, который построили поляки. Графиня планировала использовать в производстве дары большого фруктового сада, но с вином ничего не получилась, а вот картофельного спирта-сырца промысел давал до сотни ведер в день. Завод работал на торфе. Производство было сезонным и обслуживало его всего 40 человек.

По воспоминаниям Егора Журавлева, который трудился на заводе еще до революции, рядом с  предприятием также был построен дом для технического персонала. Работникам предоставляли бесплатное питание и жилье.

Егор Андреевич не имел должного образования, но хорошо разбирался в технике. Поэтому, он работал механиком и получал 5 рублей золотом в месяц.

На хозяйственном подворье (где сейчас находится мехдвор) содержались лошади, коровы. Рядом с конюшней был желтый дом, покрашенный охрой. Там жил главный конюх и досмотрщики. Недалеко была маслобойня, сыроварня, подвал и ледовник.

В Грудиновке много гектаров занимали сады, где росли яблони, груши, абрикосы, ягодные кустарники, была посажена оранжерея роз.

Рядом с озером стояла водокачка. Она была выложена из кирпича. Воду катали лошадьми. Трубы были дорогие, из латуни. Недалеко от завода находилась лесопилка и мельница.
Лето графиня проводила в своей усадьбе, а зимой уезжала в Санкт-Петербург, где она проживала по адресу Мойка, 19. В северной столице ей принадлежал ещё и доходный дом, который перешел затем ее дочери Софье.

Сохранились фотографии Александры Григорьевны и ее дочери Александры на грандиозном костюмированном балу в Зимнем дворце, который проходил 13 февраля 1903 года. Это был последний бал императорской России. До настоящего времени этот бал, за которым закрепилось условное название «Бал 1903 года», остается самым известным праздником в Санкт-Петербурге времени царствования последнего из рода Романовых. Костюмы дам и кавалеров были не просто роскошными, они были сказочно красивыми и вошли в историю моды. Эскизы костюмов выполнял последователь творчества В.М.Васнецова, модный в то время художник, Сергей Сергеевич Соломко, а шили их ведущие модельеры того времени. Интересен тот факт, что несколько костюмов, в которые были одеты участники этих празднеств, сохранились в фондах Государственного Эрмитажа. По распоряжению императрицы Александры Федоровны после бала 13 февраля лучшие фотографы Санкт-Петербурга — Боассон и Эглер,  Ренца и Шредер, Левицкий и другие, выполнили одиночные портреты и групповые снимки участников этого бала. Позже эти фотографии послужили основой для издания альбома с фототипиями, содержащего около двухсот изображений.

У Александры Григораевны было две дочери Софья Дмитриевна (1882-1917гг.) и Александра Дмитриевна.  О судьбе Александры Дмитриевны известно немного. В 1903-1914 годах — фрейлина. В мае 1914 года венчалась в Строгановской церкви с бессарабским сподвижником Виктором Ивановичем Катаржи (12.12.1882 — 22.10.1932гг.).

Вторая дочь Александры Григорьевны Софья прожила всего 35 лет (1882-1917гг.), и она также была фрейлиной в 1900-1901 годах. Супругом ее стал знаменитый политический деятель князь Иван Андреевич Куракин — член Государственной Думы, кавалергард, маршал дворянства Ярославской губернии. В 1917 году кончилась счастливая жизнь семьи  Куракиных: вскоре после рождения дочери Елены —  девятого ребенка в их семье — Софья Дмитриевна скончалась и похоронена в Лупках.

С началом революции начались  мытарства семьи. Все заботы о многочисленных домочадцах во время разъездов князя несла на себе мать Софьи Дмитриевны графиня Александра Григорьевна Толстая. В 1918 году Куракиных, живших тогда в Ярославле, выселили из  дома и они  вынуждены были переселиться в село Андреевское. Затем им пришлось перебраться в село Верхне-Никульское, откуда они эмигрировали во Францию и обосновались в Париже. Иван Анатольевич Куракин покинул Россию и присоединился к семье только в 1921 году. Вскоре после этого в 1925 году графиня Александра Григорьевна умерла и была похоронена на кладбище  Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

После революции Иван Анатольевич Куракин принял сан священника, пользовался большим уважением в самых разных кругах русской эмиграции.  Отец Иоанн был Настоятелем Свято-Николаевской церкви в Милане (1931-1935гг.), Христо-Рождественского храма во Флоренции (1935-1950гг.), храма Христа Спасителя в Сан-Ремо (1948-1950гг.). В конце 1940 годов он принял монашество и  умер в 1950 году в Париже.

Так сложилась судьба последней владелицы Грудиновки. А что же с самой усадьбой?

В Великую Отечественную войну здание имения приспособили под госпиталь. После войны здесь находились средняя школа, детский дом, санаторная школа-интернат для детей больных ревматизмом. В 1963 году Грудиновскому парку присвоен статус памятника природы и садово-паркового искусства республиканского значения.
Сейчас графский дом в запустении, нуждается в срочном ремонте и реставрации.
Несколько лет назад в Грудиновку приезжал Александр Мстиславович Толстой — атташе по культуре при французском посольстве в Минске. Александр Мстиславович — потомок того самого стольника Петра Андреевича в восьмом поколении. Его отец был последним губернатором дореволюционного Санкт-Петербурга. Но, к сожалению, Александр Мстиславович не имеет достаточно средств для восстановления когда-то прекрасной усадьбы.
Хотя и сегодня в Грудиновке есть на что посмотреть. Сохранился двухэтажный усадебный дом с куполом (со шпилем), колоннами, парадной лестницей и открытой террасой с видом на парк.
Перед усадьбой на площади в 10 гектаров разбит парк в английском стиле. Здесь растут дубы, березы, сосны, ели, туя, сибирский кедр. Помимо этого, в парке представлено более 40 видов растений, некоторые из которых нигде больше в Беларуси не встречаются.

         Подготовил    Сергей АНДРЕЕВ

Толстые из Грудиновки: 2 комментария

  • 17.01.2012 в 9:42 пп
    Permalink

    К сожалению, ситуация, подобная этой, не единственная. Как часто приходится сталкиваться с тем, что памятники культуры и архитектуры, объявленные государственным достоянием, приходят в запустение, разрушаются. А структуры, которые по долгу службы должны заниматься их охраной и восстановлением, безмолвствуют.
    Понятно, что при непростой экономической ситуации приоритеты складываются таким образом, что сначала — насущное, а уж потом «десерт». Но только в этом «десерте» есть своя изюминка. Ведь отреставрированный памятник архитектуры со столь богатыми историческими корнями впоследствии принесет дивиденды и немалые. Ведь не нужно досконально разбираться в экономике, чтобы понять, что чем больше туристов приобщится к истории и культуре, тем больше выиграет и это место, и бюджет — в конкретной ситуации — районный. Говорить при этом о патриотизме пожалуй будет излишне — это по умолчанию.
    Вывод напрашивается сам собой. Если у государства нет средств на восстановление своих ценностей, почему бы не поискать для этого инвесторов, создав для них максимально благоприятные условия? И тогда, глядишь, количество вложенных средств и усилий перейдет в качество результата. Ведь музыка, застывшая в камне этого стоит.

  • 18.01.2012 в 11:16 пп
    Permalink

    А ведь Грудиновская усадьба Толстых — вполне достойный претендент на звание еще одной жемчужины Беларуси наряду с достопримечательностями Несвижа, Мира и даже Полоцка. Особой популярностью место пользовалось бы у братьев-россиян, которые очень любят отдыхать в нашей стране, не говоря уже о почитателях рода Толстых и таланта великого писателя.
    В конце концов, все зависит от нас. Можно всю жизнь ждать прихода инвесторов, а можно и самим организоваться хотя бы для начала реставрационных работ, а дальше дело пойдет, найдутся спонсоры и волонтеры, да и местные власти не должны оставить в стороне такой имиджевый проект. Многое зависит от рекламной кампании. Предлагаю всем неравнодушным внести свою лепту хотя-бы в распространение этой удивительной истории о заброшенной усадьбе Толстых.

Комментарии запрещены.