Бьет — значит, не любит!

Бьет — значит, не любит!Под влиянием пандемии коронавируса в мире обострились и психологические, и некоторые социальные проблемы. Согласно мировой статистике, в последние месяцы участились факты домашнего насилия, которое, как известно, проявляется в разных формах: психологическое, физическое, экономическое. Почему агрессоры не находят другого способа «выплеснуть» эмоции, кроме как «отыграться» на ближних, почему зачастую жертвы не выносят сор из избы, и что делать, чтобы «вылечить» агрессора, обсуждаем с начальником управления судебно-психиатрических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Могилевской области — государственным медицинским судебным экспертом-психиатром Константином Жуковцом. 

Вопрос: Константин Геннадьевичем, как с точки зрения психологии и психиатрии объясняется агрессивное поведение: скандалы, рукоприкладство, унизительное обращение с другими? Обязательно ли агрессор имеет психическое расстройство? Или это «особенности» характера? Если да, то чем они вызваны?

Ответ: начнем с того, что агрессия является общечеловеческим феноменом, происходит из природы человека, противопоставляющего себя окружающему, пытающегося повлиять на окружающую среду, перестроить ее под себя, независимо от того «хочет» она этого или нет. В этом проявляется человеческий эгоцентризм и стремление к самоутверждению своего «Я» – компоненты самосознания и один из движущих мотивов личности.

Агрессия – это неизменный спутник человечества, играет позитивную роль в его истории. Например, конкуренция и соперничество, обеспечивающие развитие общества.  

Когда же люди забывают, по тем или иным причинам, о нормах нравственности и морали, появляются непозволительные, неодобряемые в существующей культуре, формы агрессивного поведения, как, например, внутрисемейная агрессия, примитивные формы физическое подавления слабого сильным.

Этому способствуют низкий уровень образованности, банальная невоспитанность, предрассудки, приверженность деструктивной идеологии, а также некоторые личностные наклонности в получения удовольствия путем причинения страдания другому.

Психических расстройств, которые обуславливают агрессивное поведение, немного.

Чаще отношение агрессии и психической патологии иное. Психические расстройства способствуют проявлению уже имевшихся агрессивных наклонностей. Нарушая функции, участвующие в контрольных механизмах поведения, меняя понимание и систему взаимоотношений индивидуума с социумом, психическое расстройство вызывает дезадаптацию личности. И какой способ действия выберет субъект в этой новой реальности, зависит во многом от его личностных качеств.

Вопрос: вина и ответственность — различные понятия. В ситуации, когда в семье один проявляет агрессию, а другой постоянно терпит, на ком вина, а на ком ответственность? Можно ли сказать, что жертвы домашних тиранов в какой-то мере тоже несут ответственность за то, что позволяют продолжаться насилию долгое время, что они не разрывают этот Гордиев узел?

Ответ: однозначно – агрессор несет ответственность перед законом за совершенные им действия, если они подпадают по статью Уголовного кодекса. В этом случае совершенное виновно деяние влечет за собой уголовную ответственность.

Если же рассуждать о ролях, распределяемых между участниками домашнего насилия, то их можно сравнить с дуэтом на краю пропасти. 

Любая долго сохраняющаяся система, включая систему межличностных отношений в ситуации семейного насилия, находится в состоянии равновесия. Каждый из её участников, что-то извлекает лично для себя. Для наглядности упомяну о садомазохистских парах, которых связывает  способ получения удовольствия – посредством насилия в отношениях и не только сексуальных. Порой, сами не зная того (не осознавая причин) он держаться друг за друга. Он или она (агрессором может быть и женщина) желает причинить страдания, второй партнер хочет их получить.

Другой пример, когда женщина готова терпеть унижения или страдания в обмен на материальную обеспеченность свою и своих детей.

Так или иначе, поведение жертвы, позволяющее творить над собой беззаконие, подкрепляет соответствующее поведение агрессора.

В ситуации продолжающегося семейного насилия уместно сказать о вине жертвы, более корректно – о поведении жертвы, поддерживающем насилие. 

Вопрос: порой женщины, жертвы домашнего насилия, не уходят от мужей-агрессоров, потому что их никто не поддерживает и не помогает начать новую жизнь с нуля: близкие (родители, подруги) не верят, что муж может тиранить, или считают, что доля такая у женщины — терпеть. Как перебороть в обществе закореневшее мнение «бьет — значит, любит»?

Ответ: Не считаю, что жертвы насилия руководствуются данной метафорой, когда продолжают отношения со своим партнером-тираном. Этой мыслью пользуется скорее для утешения, самообмана. 

Вообще смысл выражения «бьет – значит, любит» в рассматриваемом контексте искажен, трактуется буквально. На самом деле, смысл иной:  о заботе, жалости и любви к небезразличному человеку. 

Там же, где вместо заботы и жалости, хамство, невежество, трусость (бить слабого) о какой любви может идти речь.

Вопрос: тирания — это на всю жизнь? Или все же можно «вылечить» человека, склонного к агрессии? Каким образом?

Ответ: в том случае если в формировании агрессивного поведения принимают участие механизмы, связанные с психической патологией, то лечить и вылечить, возможно.

В большей части случаев, когда причиной агрессии является укоренившиеся в структуре личности способы достижения целей и удовлетворения потребностей, то речь идет только о коррекции. Имеется в виду изменение личности, что намного сложнее, чем «дать таблетку». Данный вариант наименее привлекателен для широкой аудитории, поскольку требует активного, продолжительного участия индивидуума в процессе психотерапии. Поэтому остаются проверенные, хотя и не столь эффективные в долгосрочной перспективе, способы: воздействие на агрессора путем наказания и консультирование жертв насилия.  

Вопрос: что посоветуете жертвам домашнего насилия?

Ответ: не терпеть и не ждать, когда случится непоправимое.

Незамедлительно обратиться за помощью в правоохранительные органы, если насилие угрожает Вашему здоровью или жизни.

В том случае, если Вы не в состоянии самостоятельно принять решение об обращении в правоохранительные органы или разрыве отношений с «токсичным» партнером, обратиться в службу экстренной психологической помощи. В МОГИЛЕВЕ Социальный кризисный центр для женщин ЧСПУО «Белорусский фонд SOS-Детская деревня» +375-447-607-603 (А1), (80222) 23-40-89 (круглосуточный режим, горячая линия).

Wordpress snowstorm powered by nksnow