Журналист «МП» выехала в рейд с группой, проводящей мониторинг соблюдения требований самоизоляции

«Мой дом – моя крепость». Знакомое выражение, правда? Не согласиться с ним сложно. А для тех, кто находится в самоизоляции, оно особенно актуально. Четырнадцать дней в четырех стенах своего дома – мера безопасности. Обязательная для самоизолированных и необходимая для окружающих.

У медиков, санитарной службы и даже силовиков нынче прибавилось работы. Причина тому – угроза распространения COVID-19. Случаев заражения коронавирусом в районе не зарегистрировано. Однако в зоне повышенного внимания – контакты первого уровня, а также граждане, вернувшиеся из стран, в которых регистрируются случаи инфицирования COVID-19.

В рейд с группой, проводящей мониторинг соблюдения требований самоизоляции, выехала журналист «МП».

Без нарушений, с пониманием

Одноразовый противоэпидемический халат, медицинская маска, резиновые перчатки, шапочка. Такова спецодежда тех, кто заступил на дежурство в составе группы. По образу и подобию «экипируют» и сотрудника «районки» — эта мера обязательна. Все в целях безопасности.

Пока едем, наблюдаю за членами группы: фельдшером бригады неотложной помощи центральной районной больницы Екатериной Рудковой, помощником врача-эпидемиолога районного центра гигиены и эпидемиологии Татьяной Якубовской и участковым инспектором отдела внутренних дел райисполкома Александром Стельмаховым. Рассмотреть черты лиц представителей этой «команды» мешают средства индивидуальной защиты. А вот в глазах явно читается усталость – ее не скрыть. Сразу видно — в интенсивном режиме люди работают далеко не первый день.

Межведомственная комиссия пересматривает списки тех, кто попал под мониторинг, сверяет их адреса и номера телефонов. Посетить их — задача не из легких.

Напротив данных контактов первого уровня,- две графы с датами установления и снятия статуса. Разница в числах – ровно две недели. Как проводят их самоизолированные, не нарушают ли домашний режим и каково их состояние здоровья? Ответы на эти вопросы и предстоит узнать.

Олег (по этическим соображениям имена посещаемых изменены) – добровольный «затворник» уже несколько дней. К самоизоляции молодой быховчанин относится ответственно. Говорит, о прогулках пришлось на время забыть, с друзьями общение теперь исключительно по мобильной связи или через интернет.

Медик Екатерина Рудкова осматривает парня, измеряет температуру, а все показатели вносит в специальный чек-лист. Такое пристальное внимание межведомственной контрольной группы для Олега уже стало нормой. Впрочем, к нему молодой человек относится с пониманием, как и к вынужденному времяпрепровождению в домашних условиях, и даже шутит: мол, за две недели хоть выспится.

Юмор Олега оценивает и его мама Елена. Оптимистичное настроение сына и его хорошее самочувствие, подтвержденное медиком, заставляют женщину заметно расслабиться. Мама признается: безусловно, она переживает за своего ребенка. С момента установления ему статуса контакта первого уровня она приняла решение тоже уйти в самоизоляцию. Сколько продлится ее добровольное «затворничество» — женщина ответить не берется. Скоро из заграничного рейса вернется ее супруг. Для дальнобойщиков, прибывших из стран, где наблюдается неблагополучная эпидситуация по коронавирусу, обязательна самоизоляция.

Ложка дегтя…

Звонки в домофон, бесконечные лестничные пролеты, расспросы о самочувствии подконтрольных…Список посещаемых постепенно уменьшается. Контакты первого уровня охотно открывали дверь людям в защитной одежде, да и диалог вели вполне доброжелательно.

Впрочем, без исключений все же не обошлось. В квартире одной из многоэтажек визитерам явно были не рады. Мужчина возмущенно повторяет вопрос: почему он должен сидеть дома, если признаков респираторной инфекции у него не наблюдается? В списках межведомственной группы быховчанин числится, как «лицо, имеющее в анамнезе сведения о посещении стран, в которых регистрируются случаи инфекции COVID-19». Кстати, эти сведения переданы российским пунктом пропуска, где дальнобойщик пересекал границу по дороге в свою страну. Этот факт мужчина не опровергает, но в своей самоизоляции смысла не видит.

— Подобная реакция – случай не единичный, — рассказывает Татьяна Якубовская. – Самоизолирование обязательно для белорусских граждан, иностранцев, лиц без гражданства, имеющих инфекцию COVID-19, а также контактов первого уровня (на 14 дней) и контактов второго уровня при наличии симптомов ОРИ. Социально дистанцироваться на две недели нужно и тем, кто прибыл в Беларусь из эпидемически неблагополучных стран. Человек должен находиться дома. Ему разрешено лишь сходить за лекарствами и продуктами, вынести мусор. Все эти моменты прописаны в Постановлении Совета Министров №208. А нарушение требований о самоизоляции влечет ответственность в соответствии с законодательными актами.

Одним словом, нарушители, игнорирующие требования самоизоляции, рискуют быть наказанными рублем. А штрафы за несоблюдение режима внушительные. Меры эти оправданные. Продиктованы они заботой о самом главном — здоровье!

P.S. Социальное дистанцирование, самоизоляция. В нынешних условиях рассматривать эти понятия в значении принуждения не стоит. А вот что действительно нужно – так это просто проявить сознательность во благо себя, ради близких, из уважения к окружающим.

Алеся ЦАРЕВА.