Следствие ведет Романов

Беспристрастный, даже хладнокровный. Именно таким предстал передо мной собеседник. Вывести на откровенный разговор Артема Романова оказалось задачей не из легких. И дело здесь не в отсутствии коммуникабельности. Ее-то как раз герою статьи не занимать. Просто задавать вопросы и получать на них ответы следователь районного отдела Следственного комитета привык сам – служба обязывает.

Следствие ведет Романов

По горячим следам

Не привыкший мириться с несправедливостью, борец за правду, просто человек, для которого честь и совесть – главные качества характера. Таков Артем как в повседневной жизни, так и в работе.

Обыватель судит о деятельности людей в погонах больше по детективным сериалам. По сюжетам с голубого экрана следователи лихо распутывают самые сложные дела. В жизни все обстоит несколько иначе.

Папки, решения, протоколы… Чего только нет на рабочем столе Артема Романова. Однако объемом бумажной работы двадцатипятилетнего сотрудника уже давно не смутить.

— Разве Вы видели, чтобы в фильмах следователи столько работали с таким инструментом? – шутит сотрудник РОСК, демонстрируя шариковую ручку.

Девять уголовных дел, каждое их которых включает в себя сразу несколько томов, плюс четыре материала проверки, по ним нужно принять решение – будет возбуждено уголовное дело или нет. На сегодняшний день именно таков объем работы у Артема. Понятно, что служба не простая, но именно за это следователь ее и любит.

На расследование уголовного отводится до двух месяцев. Истекает названный срок – бумаги передаются в суд. Это в идеале. Вот только преступления, как и люди, их совершаемые, отличаются друг от друга. Даже в самых «легких» делах, где истина лежит на поверхности, а виновность лица очевидна, приходится перепроверять каждую мелочь.

Сбор и проверка доказательств – процессы, требующие скрупулезность и, вто же время, оперативности. Чем больше времени проходит с момента совершения преступления, тем сложнее его расследовать. Так что известное выражение «по горячим следам» к работе Артема Романова имеет самое непосредственное отношение.

Следователя «ноги кормят»

Выезды в составе следственно-оперативной группы – самая сложная, она же самая интересная часть работы. Артем рассказывает: выезжая на преступление, никогда не загадывает, как быстро удастся вернуться. Осмотреть место происшествия, зафиксировать все следы, опросить заявителя, если таковой имеется, – на все это уходят часы. В такие моменты никто со временем не считается.

Поджоги, нанесения тяжких телесных повреждений, убийства – в «копилке» следователя Романова превалируют именно такие уголовные дела. Расследования их редко проходит гладко. На какие только ухищрения не идут нерадивые граждане, чтобы запутать следствие! А по одному уголовному делу могут проходить сразу несколько подозреваемых и десятки свидетелей.

От наблюдательного взгляда следователя ничего не ускользает. За три года службы Артем научился отлично разбираться в людях. По жестам, мимике он, как правило, сразу улавливает, где собеседник недоговаривает, а в каких моментах откровенно лжет.

— Следователь должен быть хорошим психологом, — замечает Артем Романов. – Взять тот же допрос. Даже со свидетелями по одному и тому же делу его никогда не проведешь одинаково, «по шаблону». К каждому человеку – свой подход. Задача следователя – найти нужные «ключики».

— А как же интуиция? Правда, что у настоящего следователя она есть? – задаю вопрос.

— Конечно, — утвердительно кивает головой собеседник. – Только приходит она с годами. Вместе с опытом развивается.

Тоже самое можно сказать и о памяти. У прожженного «следака» все детали хранятся не только на бумаге, но и в голове. Артем замечает: забыть о работе, даже сняв дома китель, получается плохо. Хотя и в этом следователь находит плюсы. Смена обстановки нередко помогает заново переосмыслить полученную за день информацию.

О жалости и страхе

Непредвзятое отношение. Для человека в погонах это один из основных принципов, подчеркивает молодой следователь. Правда, тут же добавляет, что уравнивать его с понятием черствости никак нельзя.

— Если перед тобой матерый уголовник, для которого тюрьма как дом родной, — откровенно заявляет Артем Романов, — то сочувствие он точно не вызывает. Но бывают такие дела, где виновное лицо, пожалуй, жаль едва ли не так же, как саму жертву.

Личности, вызывающие сочувствие со стороны следователя, были и в практике Романова. Но между понятиями «пожалеть» и «найти оправдание» знак равенства он не ставил никогда.

В небезызвестной любовной геометрической фигуре третий – всегда лишний. Двое знакомых не поделили пассию. Ссора разгорелась на фоне принятия алкоголя. Итог нетрезвого выяснения отношений для обоих стал плачевным. Один с ножевым ранением в больнице, второй – в наручниках.

— Поножовщина – дело рук пенсионера, — вспоминает обстоятельства Романов. – Вот его, несудимого и непривлекавшегося, по-настоящему жаль. Пары алкоголя развеялись, о содеянном преступник вспоминает с трудом, а вот отвечать ему придется по всех строгости закона. Вот так нелепо ломаются судьбы.

Страх. Его следователь районного отдела Следственного комитета нередко видит в глазах потерпевших на опознаниях.

— Страх парализует жертву, — откровенничает Артем. – Помню женщину, которая никак не хотела указать на преступника. Хотя по ней сразу было видно: своего мучителя она узнала. Мы тогда доказали его вину. Только без ее помощи.

Ненормированные рабочий день, серьезные физические и психологические нагрузки. Таких испытаний в работе следователя Романова хватает. Но не они движут молодым сотрудником РОСК, а обычное человеческое убеждение: зло должно быть наказано.

КСТАТИ

В Быховском районном отделе Следственного комитета ждут новых сотрудников. Помимо отличной физической подготовки, к кандидатам предъявляются следующие требования:

  • возраст до 30 лет;
  • наличие высшего юридического образования;
  • отсутствие привлечений к уголовной и административной ответственности.

Алеся МУХАЧЕВА.