Быховчанин Владислав Юрков с женой Евгенией совершили годовое путешествие автостопом по Южной Америке

Если бы  двадцатипятилетний быховчанин Владислав Юрков сам  случайно  не заглянул к нам в редакцию, то, вряд ли бы  мы в обозримом будущем узнали, что он с женой Евгенией Манцевич  совершили  годовое путешествие  автостопом  по Южной Америке, возвратившись в Беларусь 3 мая нынешнего года.

Владислав некоторое время жил  с родителями в д. Селец, ходил там в школу.  Окончил Гомельский государственный университет, по специальности  — геолог. Сейчас живёт с  матерью Ольгой Анатольевной, медсестрой УЗ «Быховская ЦРБ» ,  и младшим братом в Быхове..

Но обо всём по – порядку.  Международное движение «С табуретом к океану» основал в 2005 году молодой украинский актёр и режиссёр  Леонид Кантер. Перемещаются команды участников по 2-3 человека автостопом. Цель экспедиции —  не только достичь запланированной географической точки, но и поделиться своей культурой с другими народами. Три табурета уже  установлены украинцами на берегах Атлантического, Индийского и Ледовитого  океанов.

До путешествия Евгения Манцевич работала  в Минске тележурналисткой, имела хороший заработок, квартиру в центре столицы. Но, уволившись с работы, с мужем и ещё двумя белорусами отправилась в длительное и весьма рискованное  путешествие, чтобы доставить белорусский табурет с гомельской кухни к крайней точке Южной Америки – мысу Горн. Путь белорусов к Тихому океану пролёг через США,  Мексику, Гватемалу, Гондурас, Никарагуа, Коста – Рику,  Панаму, Колумбию, Эквадор, Перу, Бразилию, Боливию, Парагвай, Аргентину, Чили. Спустя год, на Огненную Землю добрались только двое – Владислав и Евгения.

Быховчанин с удовольствием рассказал, как они выживали в чужих странах без знания языка и практически без денег.

— Кроме  нашей белорусской команды, — говорит  Владислав, —  табуреты на Огненную Землю везли украинцы, россияне, литовцы, француз, финн. Помимо  рюкзака с вещами, табуретки, у нас были ещё скрипка и гитара. Забегая вперёд скажу, что до намеченной точки мы добрались с Женей вдвоём, один белорус добирался без нас, девушка Вика из Гомеля сразу осталась в Нью-Йорке устраиваться на работу и жить. В Нью-Йорк мы прилетели практически « на нуле». Почти все деньги были потрачены на американскую и мексиканскую визы, перелёт до США. Пришлось зависнуть в мегаполисе на 2 месяца, чтобы заработать деньги на дальнейшее продвижение к цели. Я, например, работал  официантом в ресторане, подсобным рабочим на стройке, убирал улицы. Кстати, везде нормально платили. Интересно то, что пока мы  стояли в очередях в столичных посольствах за визами в очередную страну, новыми штампами в паспорте, россияне и литовцы вовсю путешествовали. Гражданам Евросоюза  вообще  не нужны визы ни в одну из стран Южной Америки: у них в этом плане безвизовый режим. За время путешествия я « отточил» свой английский до свободного разговорного, выучил испанский и португальский языки: хорошо понимаю, могу общаться.

Худощавый, черноглазый брюнет — собеседник, то и дело делал паузы, сбиваясь на всё новые и новые впечатления от путешествия, подробности передвижения по  континенту, который год назад видел только на географической карте. Естественно, разве расскажешь за час – другой, что пришлось пережить и увидеть за год?

Одно из наиболее ярких впечатлений из  американского  путешествия  — белорусские Колядки  с козой, звездой и песнями, организованные  самими белорусами в боливийской деревеньке. «Артисты» боялись, что их не поймут, и они ничего не наколядуют. Но напрасно: творческий язык понятен всем. За вечер Владислав и Евгения наколядовали 3 тарелки супа, 3 конфеты, 1 печенюшку, пакет вареной в мундирах картошки, кусок сыра и, конечно же,  радостные улыбки и аплодисменты индейцев. Иностранцы приготовили для местных аборигенов белорусский борщ и драники. Правда, со сметаной вышел прокол —  индейцы плохо понимают, что это такое, да и в деревне  нет магазина. По словам Владислава, где – то в городе они видели что – то похожее на сметану, но стоило «это» дорого – более 10 долларов за кило.

Вообще Боливия – самая дешёвая страна из всех, через которые довелось проехать и пройти белорусам. Встреча Нового Года на берегу  озера Тититака обошлась им менее чем в 20 долларов. А это и студенческая гостиница, и шампанское, и несколько видов салатов. Обед с супом, вторым блюдом и десертом стоит там 1,5 – 2 доллара, топливо – 50 центов за литр.

В Перу по улицам свободно прохаживаются свиньи, куры, ишаки.  Там практически не употребляют в пищу свинину, ну, а если очень захочется – можно прямо на улице поохотиться на вислоухое животное.

— Перу было первой страной на нашем пути, — продолжает быховчанин, —  где каждого водителя следовало предупреждать, что у нас нет денег. С первых километров после границы поразили грязь и вонь. На кучах мусора стоят дома, гуляют дети. Речки смердят так, переходить их нужно, зажав нос. На обочинах разлагаются трупы крыс и собак. Наш Быхов , в сравнении с перуаскими городами и посёлками —  оплот стерильной чистоты и порядка. Жителей тех  южных стран поражало, что в Беларуси нет ни моря, ни  гор и температура в зависимости от сезона колеблется от минус 30 до плюс 30. Удивлялись очень, что  мы зимой, как и всегда, … ходим на работу, учимся, ездим в гости. Что мы  едим картошку без риса, на который у меня, кстати, после Америки аллергия, ввиду перенасыщения. В США после одного из импровизированных концертов в ресторане, его хозяин распорядился, чтобы нас поселили в самом лучшем номере гостиницы за его счёт: так ему понравилось наше выступление. А так в гостиницы нас не пускали, да же «за концерт».

На самый край света, в южный город Аргентины Ушуайя , белорусы прибыли в апреле нынешнего года,  до этого проехав автостопом и пройдя пешком более 30 тысяч километров. По их словам, Аргентина очень похожа на нашу страну, особенно её северные провинции, где живёт много семей эмигрантов из Восточной Европы. В городке  Апосталес около половины населения имеет украинские  и белорусские корни. Там едят сало, есть улица Тараса Шевченко, попадаются фамилии Гринюк, Гнатюк.  Растут сосны, строятся деревянные дома, есть православная церковь, клуб, как у нас в деревнях.

Интересны «судьбы» табуретов, которые несли на край света команды. Самым стойким и выносливым оказался белорусский табурет, добравшийся до океана в целости и сохранности. Российский табурет лишился крышки из ДСП ещё в Гондурасе, которая размокла от тропических ливней. В Аргентину  «бедняга» приехал ещё и без одной ноги. Украинский табурет подвергся  в Бразилии серьёзному ремонту. А потом и вовсе пропал  вместе с вещами украинца, которые выпали из багажного отделения автобуса.

Владислав и Евгения установили  свой самый  крепкий в мире табурет на мысе Горн – на Огненной Земле. По давней народной традиции, посидев на нём на дорожку, отправились в многотрудный обратный путь – домой, в Беларусь. Ребята надеются, что белорусский табурет сослужит добрую службу ещё не одному путешественнику, усталому путнику, бредущему по берегу Тихого океана.

Нина ПЕТРОВСКАЯ.

фото Владислава Юркова