Быховчанин Владимир Синявский стойко перенес удары судьбы

 

«Патологическое состояние, характеризующееся резким снижением или полным отсутствием остроты зрения». Таково определение термина «слепота», взятое из официального медицинского источника. За скупым набором слов – боль, отчаяние и беспомощность. Все это прошел Владимир Синявский.

«Тотальник». Именно так себя называет этот человек, напрочь лишенный зрения. Он сумел стойко перенести удары судьбы и научился жить с плотной повязкой на глазах, которую невозможно снять.

До и после: надлом

Беда — гостья незваная. К Владимиру она тоже нагрянула без предупреждения. Помнит, как покраснел один глаз. Тогда подумал: наверное, это от переутомления. Следом заболел второй. Уже не на шутку встревожась, обратился за медицинской помощью. А дальше, как в дурном сне, из цепких оков которого всеми силами хочется вырваться.

Не получилось… По горькому стечению обстоятельств полная потеря зрения произошла, когда Владимир находился в больнице. После этого белизну кафельных стен мужчина уже не мог видеть, а палата надолго стала его вынужденным пристанищем.

Одиннадцать сложнейших операций. Месяцы, проведенные на больничной койке. Практически без движения. Время словно остановилось. Все, что оставалось, – это просто думать. Депрессии с периодичностью сменялись надеждой.

«Почему именно я?», «За что?». Сколько раз задавал себе эти вопросы. И никогда не находил ответа на них. В успех очередной операции верил одинаково сильно. Тогда казалось: эта будет последней, а опытные хирурги вернут глазам жизнь.

Каждый раз, когда снимали повязку с лица, сердце замирало. Бинты падали на пол, а вместе с ними разбивалась еще одна надежда на выздоровление. И снова предательски накатывало отчаяние…

— Сказать, что это были непростые времена – это ничего не сказать, — делится Владимир. – Дома жена-декретница с полуторагодовалым Димой на руках. Старшему сыну восемь на тот момент было. И тут я, инвалид, за которым, как за еще одним ребенком, ходить нужно. Плюс бизнес на мне тогда был. Как незрячему его вести полноценно?

Окей, гугл!

Владимир любит читать. Конечно, для него этот процесс далек от стандарта. Аудиокниги заменяют обычную литературу. Библиотека у собеседника внушительная – более миллиона электронных изданий.

На «десятку» освоен компьютер. Специальные программы, трансформирующие любой текст в МР3 формат, позволяют постоянно получать информацию из интернета. Плюс стопроцентное освоение различных современных гаджетов, они облегчают жизнь незрячему человеку.

— Самое горькое в том, что инвалиды не всегда знают о таких нужных вещах, — с горечью произносит Владимир. – А ведь технический прогресс и к незрячим лицом повернулся. Я всегда готов руку помощи протянуть: и работать с клавиатурой научу, и, как смартфоном пользоваться. Только желание надо!

Глаза не видят — руки делают

…Разговариваю с Владимиром и не отвожу взгляда от его рук. У собеседника они живут своей жизнью. Пальцы постоянно в движении. То возьмут мобильный, то шуршат листочком бумаги. Почему?

— Я тактильно воспринимаю мир, — объясняет такое неспокойствие мужчина. – Руки и есть мои глаза. Через них я получаю основной поток информации.

Оказывается, простые рукопожатие  и касание могут очень много рассказать о человеке.

— Вы поэтому при знакомстве провели по моей руке и положили на плечо свою? – задаю вопрос.

— Да. Мне нужно хоть примерно представлять своего собеседника, — улыбается мужчина. – Про Вас скажу: вес – не более шестидесяти кг, ну, а рост – около 170 сантиметров. Опять-таки, в моей работе эти знания необходимы.

Инвалид первой группы, живущий в абсолютной темноте, он работает…техником-массажистом. Помогает маленьким воспитанникам центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. Диплом «свежий», получен в этом году, когда Владимир закончил обучение в специализированном медучреждении Гродно. Два года стационара.

— Откуда такое безудержное желание работать? – удивляюсь я.

— Так я же мужчина, кормилец! Надо же семью содержать, — следует ответ.

Рецепты семейной жизни

В быту Владимир педантичен – жизнь заставила. Стремление к упорядоченности даже в мелочах – необходимость. У каждого предмета, любой вещи – свое место. Так легче ориентироваться в родном сердцу пространстве.

— Взять те же таблетки, — делится лайф-хаками собеседник. – Многие пластинки с ними на ощупь совершенно одинаковые. Но одни лекарства нужно принимать раз в день, а другие — трижды. Первые у меня на подоконнике справа лежат, а вторые — слева.

Правда, так было не сразу. Научиться жить заново – такую задачу перед собой поставил Владимир еще одиннадцать лет назад, когда медики озвучили страшные по смыслу слова «слепота», «первая группа инвалидности».

Не быть обузой близким, максимально разгрузить от опеки семью. Сегодня жизнь Владимира вполне полноценная. Он даже взял на себя часть дел по дому. Вымыть посуду? Не проблема! Рассортировать овощи из собственного огорода? Запросто! Все аккуратно разложит по ящикам, плюс еще в погреб их на хранение отправит.

— Да, я не могу гвоздь забить, починить забор, — откровенно признается Владимир. И тут же с гордостью добавляет: — Зато умею курицу по-кубински приготовить, любое первое блюдо сварить!

…Пока мужчина с воодушевлением рассказывает рецепт приготовления птицы в томатно-горчичном соусе, я думаю: сколько же силы, жажды к жизни в этом человеке.

О снах, страхах и мечтах

Владимир признается: иногда он все-таки видит. Очень ярко и отчетливо. Зрение возвращается… во снах. Они у него четкие, цветные и очень реалистичные. Настолько, что, проснувшись, мощным потоком в голове начинает пульсировать мысль: «Я вижу!»

Глаза широко открыты, а картинка все не исчезает. Словно дразнит. И лишь спустя несколько секунд начинает трескаться, как разбитое стекло, и пазлами растворяется в подсознании.

Оптимист с большой буквы, Владимир уже давно не отчаивается. Ни к чему это! Хотя одна мысль постоянно не дает покоя, точит душу надоедливым червячком.

— Самое страшное в моей жизни – это не видеть, как растут дети, — делится массажист. – Помнить родные лица, но при этом осознавать – сейчас они уже другие…

Лишь на несколько секунд в глазах Владимира вижу нечто подобное жгучей тоске, и вновь оптимист берет себя в руки. Нет хандре!

— Зато жене повторяю: «Ты у меня всегда тридцатилетняя. Молодая, как одиннадцать лет назад», — с юморком продолжает собеседник. — Знаете, чего хочу? На «Запорожце» по Могилеву погонять! А если серьезно: то, конечно, я всегда верю. В то, что еще смогу видеть. Как это произойдет – не важно. Прооперируют или просто зрение вернется – не суть…

…Говорят, в шутке всегда есть доля правды. Думается, и у Владимира так. Надежда в лучшее. Она для человека с непроницаемой повязкой на глазах – лучший поводырь по жизни.

Алеся МУХАЧЕВА.

 

 

Быховчанин Владимир Синявский стойко перенес удары судьбы: 1 комментарий

Комментарии запрещены.