Феодосий Смолячков. Легенда о снайпере с быховскими корнями

Завтра исполнится 95 лет со дня рождения уроженца Быховщины, ставшего Героем Советского Союза. Историк Елена Ткачева, являющаяся руководителем музея имени Смолячкова, собрала факты, еще более полно характеризующие личность парнишки, ставшего легендой героической обороны Ленинграда.

 С упорством Корчагина  

Детство Феодосия Смолячкова, родившегося в деревне Подгорье, проходило, как у всех деревенских детей. Зимой учился, летом работал. Окончив начальную школу, продолжил учебу в Никоновичской семилетке. Учился хорошо, отдавая предпочтение истории. Много читал. Особо впечатлился романом Николая Островского «Как закалялась сталь». Потом, взрослея, он все больше походил характером и волевыми решениями на Павла Корчагина.

Стрельбой мальчик увлекся еще в детстве. Был лучшим в стрелковом пришкольном кружке и часто практиковался с охотничьим ружьем вне его стен.

Из воспоминаний односельчан

«Пригонит, бывало, домой колхозное стадо, схватит ружье – и в лес. Облюбует безопасное местечко, повесит мишень – пусто. Выстрелит еще. Снова пусто. Сколько раз он мазал, а все же своего добивался…».

В большом городе

Шестнадцатилетним пареньком уехал из деревни в Ленинград – хотел выучиться на строителя. Поступив в школу фабрично-заводского обучения, не забывал и про стрелковый спорт. А началось все в тире на проспекте Маркса. Сбив подряд пять сложных мишеней, Смолячков здорово удивил собравшихся. Один из них и посоветовал поступить в снайперскую школу при Осоавиахиме.

Парня приняли. Три месяца занятий сделали из него аса точного выстрела. На выпускных соревнованиях из пятидесяти возможных очков он выбил пятьдесят. А завершил программу филигранным выстрелом в тончайший шомпол, установленный в ста метрах от стрелка. Едва различимый на расстоянии металлический прут раскололся надвое.

Из дневника Феодосия Смолячкова

«Десятки глаз следили за каждым моим движением. Я нервничал: «Не промахнуться бы!» Старший лейтенант понимал мое состояние. Подавая винтовку, он одобряюще посмотрел мне в глаза: «Не робей!» Я медленно прицелился и выстрелил. Мне достался первый приз». 

Талант зодчества

          Если бы не война, Смолячков мог вырасти в отличного строителя. Еще учась в ФЗО, он работал на важной стройке. И зарекомендовал себя с самой лучшей стороны.

Из дневника Феодосия Смолячкова

«21 декабря. Вчера я делал забутовку — так каменщики называют заполнение середки стены. Иван Семенович остался доволен и сегодня поручил мне кладку внутренней стены. «Ежели справишься, — предупредил он, — поставлю через некоторое время на фасад.» Хотя я и новичок, но слыхал, что на кладку лицевой стороны ставят самых способных. Значит, мастер в меня поверил!». 

Окончив фабрично-заводскую школу Феодосий продолжает трудиться каменщиком. Он успешно перенимает опыт лучших строителей и заражает энтузиазмом коллег своего звена. В итоге сам становится лидером.

Из агитплаката

«Вчера, 19 июня 1941 года, молодой каменщик Феодосий Смолячков по-новому организовал труд своего звена. Звено выполнило две нормы».    

 

Война

Уже 23 июня 1941 года Феодосий Смолячков был в райвоенкомате, рвался добровольцем на фронт. Но ему отказали – сказали, что еще молод, нужно подождать, когда исполнится 18 лет. Но «корчагинское упорство» вновь себя проявило: парень дошел до райкома комсомола, где ему уже не смогли отказать – так убедительно он доказывал свою нужность на передовой.

Начал ратный путь в противотанковой роте, получив боевое крещение под Гатчиной. Не спасовал. Был замечен командованием, переведен в разведывательный батальон. Взял важного «языка». Прикрыл отход разведгруппы, тем самым, сохранив жизни боевым товарищам. Это лишь малая часть эпизодов короткой, но славной жизни Смолячкова. Простодушное лицо и невысокий рост делали похожим этого парня на мальчишку. Его поступки — на настоящего мужчину. По поступкам и судили.

Феодосий Смолячков становится зачинателем снайперского движения. Почти ежедневно он выходит на передний край. По 12– 14 часов лежит в секрете стрелок, выслеживая и уничтожая гитлеровцев.

Из дневника Феодосия Смолячкова

«26 ноября. Ровно неделя, как я нахожусь на сборе снайперов. Учусь сам и обучаю других. Народ страсть любопытный. Интересуется даже тем, как чищу винтовку, чем и как смазываю ее. Ратаев шутит: «Винтовка любит ласку и смазку… «Меткую стрельбу осваиваем на практике. Уже дважды выходил с учениками на передний край. Луговской и Остудин открыли счета. 
29 ноября. Совсем заучился. Но фашистов тревожат другие снайперы. На правом фланге Иван Добрик и Иосиф Дилюшин, на левом — Василий Парфенов. Сейчас нас уже много. Я все утешаю себя. «Не огорчайся, скоро ты опять пойдешь».
3 декабря. Сегодня закончился сбор снайперов. В здании школы, что рядом со Дворцом Советов, был выпускной вечер. Приехал генерал Зайцев. Он еще издали узнал меня». 

Из передовицы фронтовой газеты «Вперед» от 13.12.1941.

«Искусный охотник, он лежит целыми днями в мороз и непогоду на переднем крае и терпеливо выжидает появления врага. Требуется железная выдержка, величайшее напряжение нервов, зрения и слуха. Всеми этими качествами обладает Феодосий Смолячков, за короткое время истребивший  57  гитлеровцев».

Фашисты охотились за ним персонально. Дважды Смолячкову приходилось гранатами отбиваться от нападавших на него врагов, а потом снова браться за винтовку. Ему везло, но везение не бывает бесконечным…

На рассвете 15 января 1942 года Феодосий Смолячков был убит. На тот момент на его счету было 125 фашистов. На 126 патронов.

Из некролога, опубликованного военным советом 42-й армии

«Смертью героя погиб снайпер – комсомолец Феодосий Артемьевич Смолячков… Советский народ никогда не забудет его заслуг перед Родиной… Уроженец Могилевщины, сын белорусского народа».

Вечная слава

Звание Героя Советского Союза Феодосию Смолячкову было посмертно присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР 6 февраля 1942 года. Снайперская винтовка № 13914 героя-снайпера находилась в строю до самой Победы. Она, как эстафета, переходила из рук в руки лучших стрелков.

Похоронен Смолячков на Чесменском кладбище в Санкт-Петербурге. Имя Героя носит одна из улиц Санкт-Петербурга, а также Минска, Гомеля, Быхова. У деревни Воронино Быховского района установлен памятник.

За краткой биографией Героя стоит яркая, героическая и очень короткая жизнь простого советского парня из простой белорусской деревни. Он не дожил до Победы, у него не сверкала на груди медаль Золотая Звезда Героя, но он внес свой вклад в нашу общую Победу. Верный сын Отечества, гордость народа.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.