В далеком 1944 году судьба Владимира Лисовского тесно переплелась с Быховщиной

вов памятьТринадцатилетним мальчишкой он подносил мины к батальонному миномету и надевал на хвостовую часть пороховой заряд. Работал в госпитале, а попавшим в лазарет бойцам читал книги, рассказывал стихи. Знаменитое «Жди меня» Константина Симонова было любимым. 

Грозные годы Великой Отечественной войны все дальше уходят в прошлое, но до сих пор победа советского народа в жестокой битве с фашизмом остается бесспорно величественной.

Гвардии капитан 2-го ранга в отставке Владимир Лисовский до недавнего времени довольно часто бывал в нашем городе. Ветеран Военно-морского флота встречался со школьниками, рассказывая им о своей тяжелой, но интересной жизни, о том, как в далеком 1944 году судьба его тесно переплелась с Быховщиной.

Журналист «МП» подробно разузнал об этой невероятной и по-настоящему героической истории тогдашнего сына полка.

По словам Владимира Ефимовича, «…в конце апреля — начале мая 1944 года командир 1210 стрелкового полка 362 Краснознаменной стрелковой дивизии, гвардии полковник Петр Юзефович, выписавшись из Пропойского полевого госпиталя, приехал на грузовой советской «полуторке» к его родительскому дому и предложил матери взять парня в полк воспитанником, чтобы через некоторое время направить на дальнейшую учебу в Нахимовское или Суворовское училище. Но та, конечно, ответила решительным отказом, с горечью вспоминая трагическую гибель своего 34-летнего мужа.

18

Бегство

Тогда отказ матери меня очень огорчил. Уловив ситуацию, скрытно забрался в кузов «полуторки», накрылся брезентовым чехлом. Машина ушла из Пропойска по направлению к деревне Никоновичи, к месту дислокации стрелкового полка, но по дороге нас начали обстреливать немецкие самолеты. Комполка и шофер успели выскочить из кабины и укрыться в кустарниках по обе стороны от проселочной дороги. А я, несмышленыш, лежал, укрывшись брезентом, полагая, что невидим, а значит — защищен! Видимо, меня в этой ситуации хранил Бог. С прибытием «полуторки» в расположение полка, грязный, чумазый от пыли, как «чертенок», явился из-под брезента и предстал перед всеми, сам перепуганный таким вот «побегом на фронт». Вызвал недоумение, изумление и, конечно же, возмущение.

Немецкий «Вальтер»

Быстро по военной связи сообщили в город Пропойск о моем местонахождении, чтобы хоть как-то успокоить мать. Но на повторный опасный рейс в город машину не пустили. Командир полка, посоветовавшись с замполитом, начальником штаба, решил оставить в составе полка. Меня разместили в землянке с разведчиками. Нашли самых малых размеров военно-полевую форму одежды, обувь, ремень, пилотку. На построении личного состава объявили в приказе, что я зачислен в полк и поставлен на все виды довольствия. Кроме «денежного», так как несовершеннолетним не полагалось.

Примерно через 10 дней начальник штаба вручил мне в разобранном виде немецкий пистолет «Вальтер», обещая выдать обойму с патронами к нему. Вот только после сборки-разборки пистолета, изучения правил ухода за ним и надежного хранения в повседневной боевой жизни. Конечно, разведчики мне подсказали, «что к чему».

До сих пор с глубокой благодарностью вспоминаю храброго разведчика, казаха по имени Альмукан. Он опекал меня, обучал военной сноровке, самозащите при артобстреле или бомбардировке.

Альмукан несколько раз ходил в тыл немецких войск, вплавь преодолевал Днепр, доставляя очень важные сведения о дислокации немецкой техники и живой силе противника на правом берегу Днепра и предместьях Быхова.

Боевое крещение

Ночью разведчики полка протерриторию, определяя направления и участки в обороне врага, где можно было с наименьшими потерями наших войск форсировать Днепр и освободить Быхов. Я, как связной, непрерывно находился рядом с командиром полка, выполняя все его поручения.
Памятным для всех воинов было сообщение об открытии второго фронта союзниками по антифашистской коалиции. Все тогда понимали, что дело идет к завершению войны.
28 июня немцы предприняли очередной мощный минометно-артиллерийский обстрел позиций наших войск. Один из снарядов угодил прямо в траншею командного пункта. От взрыва многие офицеры погибли, в том числе и командир полка. Блиндаж, в котором сам находился, от взрыва обрушился.

Я, потрясенный произошедшим, долго не мог прийти в себя. 

Быхов-Бобруйск

1210 стрелковый полк в составе 362 Краснознаменной Верхнеднепровской стрелковой дивизии форсировал Днепр и освободил от немецких оккупантов Быхов.

А уже 30 июня, преодолевая оборонительные рубежи противника в районе деревни Чигиринка, освобождали северную часть района, продвигаясь к реке Березина.

Гвардии полковник Петр Юзефович был похоронен со всеми почестями на городском кладбище в Быхове вместе с другими погибшими в этом бою старшими офицерами.
Конечно, память о моем командире запечатлелась на всю мою жизнь как о родном человеке, наставнике. А меня вскоре перевели в состав боевого расчета минометчиков подносчиком мин…».

Подготовил Сергей ЛЕВЧЕНКО.