Крылья штурмана Юрия Введенского

imagesЯ очень люблю знакомиться с интересными, неординарными людьми. Очередного собеседника подсказал Михаил Трухачев, майор военно-морской авиации в отставке. И вот мы с Михаилом Яковлевичем в гостях у заслуженного штурмана  военно-морской авиации полковника Юрия Николаевича Введенского, который угощает нас чаем и рассказывает…

—  Вот река, — он рисует на ли­сте бумаги русло и показывает стрелкой течение, — вам надо по­пасть в эту точку на другом бере­гу. Но если вы возьмете курс на эту точку, вы не попадете на нее: надо точно отмерить угол сноса. Так и в воздухе. Чем отличается воздух от воды? В реке — посто­янное течение, скорость, а воз­дух состоит из циклонов и анти­циклонов.

Юрий Николаевич рисует три небольших круга: в первом по­казывает стрелкой направление воздуха против часовой стрелки — циклон, во втором — по часовой антициклон, в третьем — против часовой — опять циклон.

— Мне надо прилететь сюда. Ме­теоролог сообщил, какой ветер. Задача штурмана — определить течение ветра в воздухе: учесть поправку (угол сноса). Летим в циклоне — скорость самолета увеличивается, попадаем в анти­циклон — скорость уменьшается. Скорость бывает приборная, ис­тинная и путевая, учитывающая скорость ветра — боковое укло­нение и продольное смещение. Я даю командиру самолета курс, он переводит самолет на автопилот. А когда я иду на боевой курс, беру управление на себя. В воздухе самое главное — не потерять ско­рость, ведь самолет держится на скорости, — так популярно Юрий Николаевич объяснил нам, что такое работа штурмана в военно- морской авиации.

— Есть такая поговорка: лет­чик — это человек, который возит штурмана на работу, — шутит он.

Юрий Николаевич, солидный крепкий мужчина, сохранивший военную выправку в 87 лет. Смо­трит на человека строгим ис­пытующим взглядом, в котором можно уловить лукавую усмешку.

Родился в Туле 4 ноября 1928 года.

— Тула — это самовары, пряники, 2 оружейных завода, 1 патрон­ный завод, в 12-ти километрах южнее Тулы имение Льва Толсто­го, — говорит он и вскользь вспо­минает военный эпизод осени 1941 года. — Несколько немецких танков прорвались к центру го­рода, но их быстро уничтожили: прибыла Сибирская дивизия и как дала немцам!

Немного о моей родословной: дед, Рафаил Иванович Введен­ский, окончил Тульское оружей­ное училище, и его направили в Николаев. Там он женился на «хохлушке». Отец, Николай Ра­фаилович, работал на Тульском машиностроительном заводе начальником отдела техническо­го контроля. Он остался эвакуи­ровать станочный парк завода в Златоуст, который стоит на реке Ай, недалеко от Челябинска. А меня с матерью, Верой Алек­сандровной — мать окончила до революции 1917 года частную гимназию и работала художни­цей, — отец отправил в Златоуст на несколько дней раньше. По пути до Москвы немецкие само­леты бомбили наш эшелон дваж­ды… Вернулись обратно в Тулу в 1944 году.

Я после окончания средней школы поступил в Тульский ма­шиностроительный институт, окончил два курса, понял: это не мое — и поступил в Челябинское военное училище штурманов. А когда его окончил в 1948 году, меня оставили инструктором: возить и обучать курсантов на самолете ЛИ-2.

Я попал в авиацию, когда про­исходила замена старых самоле­тов на более совершенные. При­шлось осваивать старые Б-22, Т-8, американские самолеты «Бостон» — я был правым летчи­ком, когда по ленд-лизу гонял их через Чукотку.

После Великой Отечественной войны в военно-морской ави­ации основными самолетами были торпедоносцы и пикирую­щие бомбардировщики ТУ-2 и ИЛ-4. Потом появились реактив­ные торпедоносцы ИЛ-28, ТУ-14, истребители МИГ-15, МИГ-17, МИГ-19, разведчики ИЛ-28р, противолодочные самолеты БЕ- 6, БЕ-8.

— Откуда появились ТУ-4? — ожи­вился Юрий Николаевич. — В 1945 году с американских самолетов Б-29 были сброшены атомные бомбы на японские города Хи­росиму и Нагасаки. Бомбарди­ровщики Б-29 базировались на острове Окинава. Самолеты ле­тали только парами. Однажды два самолета вылетели на разведку и патрулирование и, возвращаясь обратно на аэродром, поняли, что не долетят до него. Стали ис­кать любой аэродром, на котором можно сесть до того, как закончит­ся топливо. И сели на советский аэродром возле Каменного ручья (Монгохто). Один летчик выбро­сил за борт все приборы, оставил только те, которые контролиру­ют работу двигателей, а другой не успел это сделать. Исправный самолет Б-29 перегнали в Рамен- ское под Москву, где работало конструкторское бюро Героя Со­циалистического Труда Андрея Николаевича Туполева. Сталин пригласил Туполева в Кремль:

— Вы можете сделать такой са­молет?

— Мы можем сделать лучше.

— Не нужно, сделайте точно та­кой до последней зацепки!

Конструкторское бюро Туполе­ва через некоторое время сдела­ло точную копию этого самолета, даже на приборной панели вме­сто метров были футы, а вместо километров — мили. Потом соста­вили специальные таблицы для перевода футов в метры, а миль — в километры. В 1947-48 гг. со­ветских летчиков стали переучивать на самолеты ТУ-4. Экипаж — 12 человек: 2 летчика, 3 штур­мана, бортинженер, борттехник, командир огневых установок, 3 стрелка и радист.

— Штурманов на ТУ-4 не хвата­ло, и меня из Челябинска пере­вели в Быхов, где базировались эти самолеты, стояла 57 морская гвардейская ракетоносная авиа­ционная дивизия. Я стал служить штурманом.

В октябре 1950 года на ТУ-4 был первый полет. А в октябре 1956 года Юрий Николаевич уже переучивался на новый само­лет ТУ-16 — стратегический бом­бардировщик, а затем на ТУ-16к — ракетоносец. Приходилось вы­летать на боевые задания.

— Наши подводные лодки нахо­дились в Атлантике близ берегов США, ими надо было управлять, нужна была связь с Москвой. Два самолета из Североморска взя­ли курс на остров Ян-Майен ря­дом с Гренландией и крутились вокруг острова. Радисты само­летов принимали сигналы с под­лодок и докладывали в Москву.

30 июля 1961 года Юрий Вве­денский участвовал в воздушном параде над Ленинградом в День Военно-морского флота СССР — на ТУ-16 проходил и на малой вы­соте. Перед этим тщательно гото­вились, провели 6 тренировочных вылетов. В 1962 году проводил практический пуск ракет К-10.

В 1969 году совершил пере­лет из Быхова в Монгохто — аэро­дром на острове в Татарском проливе между портом Ванино и о. Сахалин — и обратно через Семипалатинск с дозаправками в воздухе.

За учение «Океан» в 1970 году был отмечен грамотой Могилевского обкома КПСС, вручал которую первый секретарь Глеб Александрович Криулин.

По боевой тревоге старшему штурману в составе дивизии с двумя доза­правками в воздухе приходилось летать на цель из Быхова через Архангельск, Тикси в Монгохто и обратно через Иркутск, Семипа­латинск, Энгельс.

17 августа 1970 года указом Президиума Верховного Совета СССР Юрию Николаевичу Вве­денскому было присвоено звание «Заслуженный военный штурман СССР». За испытание новой тех­ники, мужество и героизм удо­стоен высоких правительствен­ных наград — орденов Ленина и Боевого Красного Знамени, ме­дали «За боевые заслуги».

После увольнения в запас он пять лет возглавлял областной совет общества автомотолюби­телей.

…Ушел из жизни боевой друг Леонид Моисеевич Дехтярь. Умерла жена Зоя Михайловна. Но Введенский не одинок. Раду­ют ветерана две дочери — Алла живет в Туле, Марина — в Быхове, два внука и внучка, два правнука.

Юрий Николаевич не растерял оптимизма и остался романти­ком. Хочется пожелать ему креп­кого здоровья, долгих лет жизни и неувядаемой энергии.

Вестник Могилева