Многие завсегдатаи наших поликлиник нуждаются в помощи психиатра, а не терапевта

276f8949c9bf12b011b04a55c165f741Еще полвека назад считалось, что психические расстройства у нас встречаются крайне редко. Это где-то там люди сходят с ума, но происходит такое нечасто. У нас же для них хватает и мест в психиатрических больницах, и специалистов соответствующего профиля. Однако позже выяснилось: все совершенно не так. Ведь выявляемые 1—2 процента — это люди с тяжелыми психическими расстройствами, состояние которых не заметить невозможно. Однако на порядок больше людей, страдающих психическими расстройствами и не вызывающих подозрений у окружающих. А куда смотрят врачи?

За несколько последних десятилетий благодаря эпидемиологическим исследованиям, проведенным в ряде зарубежных стран, представления о распространенности психических расстройств среди населения существенно изменились. Согласно статистике ВОЗ, каждый четвертый-пятый житель Земли страдает каким-либо психическим расстройством.

— Если обследовать наше население, картина будет та же, — не сомневается заведующий кафедрой психиатрии и наркологии БелМАПО доктор медицинских наук, профессор Роман Евсегнеев. — Однако система психиатрической помощи, которая создавалась у нас ранее, была рассчитана в основном на острые психозы, потому и 90 процентов сил и средств психиатрической службы было сконцентрировано в больших психиатрических стационарах. Хотя там таких больных — мизер, а все наши потенциальные пациенты — в поликлиниках и обычных больницах. Причем это 20—25 процентов пациентов, или практически каждый пятый.

Профессор анализирует проблему не только в медицинской плоскости, но и в социально-экономической. В среднем житель нашей страны обращается в поликлинику 12 раз в году. 20 процентов ходят к специалистам, которые им в принципе не нужны, потому что в поликлинике чаще всего нет психиатра. Но даже если бы и был, его кабинет пациенты постарались бы обойти стороной.

— У нас до сих пор силен страх перед психиатром, — подтверждает профессор Евсегнеев. — Люди боятся получить клеймо психа, столкнуться с социальными ограничениями. Так уж повелось, что болеть гипертонией не зазорно, а страдать психическим расстройством очень стыдно.

— Проблема в том, что многие психические расстройства чаще проявляются неприятными ощущениями в теле или болями, редко человек жалуется на то, что слышит какие-то голоса, заявляет, что он — Наполеон, — объясняет Роман Александрович. — У таких пациентов быстро меняется настроение: они тревожны, страдают одышкой, тахикардией, нарушениями пищеварительного тракта. И вроде закономерно считают, что с головой у них все в порядке. Приходят в поликлинику, где врач первичного звена из-за отсутствия должной подготовки не настроен на выявление психического больного.

Терапевт, конечно же, направляет такого пациента на обследование. Результаты показывают, что никакой патологии нет. А жалобы-то продолжаются. Человека обследуют еще раз, но легче ему не становится. Он как страдал, так и страдает. Ему выписывают больничный. Для этого во времена Советского Союза существовала “затычка”, которая называлась вегетососудистая дистония. Когда жалоб было много, а конкретная причина объективно не обнаруживалась, выручал именно этот диагноз.

— Однако такому пациенту можно выписать больничный один раз, ну два. А что потом? Можно направить в терапевтическое отделение стационара или какое-либо другое в зависимости от жалоб пациента, — рисует картину явления Роман Евсегнеев. — Там его снова обследуют. И тоже ничего не обнаружат. А ведь на таких больных тратятся государственные средства. По сути, бюджет здравоохранения расходуется на бессмысленную работу. Не избавившись от проблем, пациент начинает писать жалобы в разные инстанции и за свой характер получает у медиков ярлыки: ипохондрик, вредный, скандальный, склочный, неблагодарный… Наступает момент, когда таким пациентам уже нельзя давать больничный, но и инвалидность тоже — нет оснований. И вот он наконец-то попадает к психотерапевту, а остальные его “коллеги по несчастью” продолжают ходить по уже известному кругу.

В поликлинике выявить таких больных несложно, уверен профессор. Практически всегда у этих “пожирателей бюджетных ресурсов” самые толстые амбулаторные карты, они не 12, а 30—40 раз за год посещают поликлинику и ходят туда как на работу.

— На мой взгляд, такие карты и должен проанализировать психиатр, — говорит Роман Евсегнеев. — Известны даже случаи, когда некоторые граждане за год бывали в поликлинике 200 раз! Кто же мешает терапевтам назвать все своими именами и прямо сказать человеку, что ему необходима помощь психиатра? Тем более что у подавляющего большинства пациентов эти проблемы решаемы.

По мнению ученого, любой долго работающий врач-терапевт, кардиолог, ревматолог, невролог наверняка знает таких больных. Но к психиатру они попадают лишь после того, как “добьют” своими регулярными посещениями всех специалистов. Однако, если этим людям говорят о психическом расстройстве, поставленный диагноз они встречают в штыки. Знаете почему? Болезнь уже дала им массу вторичных выгод. Все с ними носятся — дома им уступают, их жалеют, врачи собирают консилиумы, на все жалобы реагируют. И такие пациенты ловко манипулируют окружающими, часто даже не отдавая себе в этом отчет. У нас выгодно быть больным.

Чтобы показать масштабность этой проблемы, Роман Александрович приводит пример:

— Население Австрии — без малого 8,5 миллиона человек, в Беларуси — на миллион больше. При этом в Австрии работают 6900 психотерапевтов, а у нас — всего 260. В РНПЦ психического здоровья есть всего одно отделение неврозов, куда можно госпитализировать подобных пациентов. А таких отделений должно быть гораздо больше. И не только в психиатрических больницах, но и в обычных стационарах. Тогда состояние людей с психическими заболеваниями будет проще корректировать. Это облегчило бы жизнь и врачам, сняло бы нагрузку с учреждений первичного звена, а самое главное — было бы хорошо для пациентов, потому что они начали бы получать помощь гораздо раньше.

sb.by