Какой вред могут нанести «старые» лекарства?

6154023cf745c8a1854b9a6a6514777eТолько за прошлый год наши граждане купили более 348 миллионов упаковок самых разных лекарственных препаратов. В среднем — 35 на человека. Что и неудивительно: климат страны таков, что как минимум несколько раз в год приходится запасаться теми или иными противопростудными и иммуноподдерживающими препаратами. Впрочем, практически в каждой семейной аптечке имеются также анальгетики, жаропонижающее, противоаллергическое и что-то от отравлений. Про запас, как говорится. В том, что они покупают лекарств больше, чем нужно, согласно опросу, проведенному в этом году среди 800 человек лабораторией аксиометрических исследований «Новак», признались две трети сограждан.

Казалось бы, что тут плохого в том, чтобы заранее подумать о дне грядущем? А вдруг завтра простуда, а у тебя в аптечке как раз припасен популярный препарат. Попил его день-другой и — как огурчик. Бежать в аптеку в состоянии, когда голова прилипла к подушке, никому не хочется. Тем более если за окном зима. Но, собственно, проблема в нашей запасливости лишь отчасти. Лекарства имеют определенный срок годности, а как правильно их утилизировать, слабо представляют как наши граждане, так и потребители лекарств во всем мире.

С картоном или стеклом все просто — надо выбросить в контейнер для раздельного сбора. А вот куда девать просроченные таблетки, мази, кремы, микстуры? Тут, согласно данным того же опроса, каждый поступает во что горазд. Три четверти респондентов признались, что попросту выбрасывают просроченные лекарства в мусорное ведро, даже не вскрывая упаковку. Каждый пятый делает то же самое, но вскрывает упаковку. 8% вскрывают упаковку с тем, чтобы смыть лекарства в канализацию, остальные стараются отдать препараты знакомым до истечения сроков их годности.

Парадокс — мы мало задумываемся, выбрасывая тюбик просроченной мази, но в то же время многие, по словам сотрудника программы по химической безопасности и отходам Центра экологических решений Натальи Блыщик, не сомневаются: выброшенные таблетки, мази и жидкие лекарства могут загрязнять воду или причинять вред животным и человеку. Что, кстати, совсем недалеко от истины. По данным Всемирной организации здравоохранения около 25 различных фармацевтических препаратов и их производных было найдено в питьевой воде по всему миру. Например, анальгетики обнаружились в Германии, антибиотики, противоэпилептические и бета-блокирующие препараты — в Нидерландах.

Казалось бы, какой вред могут нанести старые лекарства? Ученые установили, что для водных обитателей такие «коктейли» в некоторых случаях смертельны. Например, антидепрессант флуоксетин делает тех же пескарей абсолютно бесстрашными. А нарушение инстинкта самосохранения, и это неудивительно, превращает их в легкую добычу для хищников. Гормональные препараты могут подавлять репродуктивную функцию у амфибий и рыб, а противовоспалительные — вызывать отказ почек у птиц. Картина, прямо скажем, безрадостная.

Как с этой проблемой борются в странах Европы? Лекарства маркируют, чтобы потребитель знал, куда он может выбросить медицинский мусор, а в Италии, Испании, Бельгии, Чехии и других странах есть специальные контейнеры для его сбора. Располагаются они в самых разных местах, но чаще в специализированных учреждениях — аптеках и больницах. Пришел купить новые лекарства и по дороге выбросил старые — в общем удобно. Одним из самых удачных называется опыт Бельгии, аптеки которой только за 2011 год собрали примерно 572 тонны неиспользованных лекарственных средств. Система организована в рамках партнерства фармацевтических компаний, которые продают и производят лекарства, и аптек в сотрудничестве с региональными агентствами по охране окружающей среды. А вот опыт Литвы, по словам Натальи Блыщик, можно назвать скорее неудачным: здесь всю ответственность за сбор и утилизацию старых лекарств свалили на аптеки, которые в этом экономически были мало заинтересованы.

Как быть нам? Ведь в медучреждениях страны и без того скопилось немалое количество отходов цитостатиков, на утилизацию которых у больниц не всегда есть средства. Плюс другие отходы этих же учреждений. И тут к ним прибавится еще и медицинский мусор от населения, объемы которого, по прогнозам заведующей лабораторией профилактической и экологической токсикологии Научно-практического центра гигиены Ирины Ильюковой, по причине старения населения страны будут расти.

Утилизация медотходов, по ее словам, определена постановлением Минздрава №81. Там значится, что медицинские отходы в зависимости от классификации могут быть сожжены, отделены от упаковки и измельчены, заключены в специальную оболочку и захоронены как коммунальные. Но ведь возможности полигонов, в том числе для опасных отходов, не безразмерны. Другой вид обезвреживания — разбавление водой до определенных концентраций и слив в канализацию. Но и здесь имеется определенный минус. Достоверно неизвестно, рассказала Ирина Ильюкова, какая концентрация для окружающей среды и здоровья населения безопасна, поскольку такие исследования не проводились.

Так что, пожалуй, лучшим решением вопроса было бы наладить сжигание этих отходов. Тем более что таких сжигающих установок в стране около шести. Да и только та, что находится на базе КУП «Экорес», по словам начальника цеха обезвреживания отходов Руслана Хурсика, позволяет утилизировать 370 тонн отходов, в том числе медицинских, в год и загружена не на полную мощность. По его словам, проблему с цитостатиками в стране можно было бы решить фактически за год, было бы на то желание медучреждений. Нет проблем и с другими медицинскими отходами. «Нам по силам справиться и с дополнительно собранными медицинскими отходами от населения» — заверил он.

Что ж, осталось только наладить сбор медицинского мусора у населения и определить тех, кто за эту работу будет отвечать. А что же сами граждане? Более половины опрошенных готовы правильно выбрасывать этот мусор уже сейчас.

respublika.sb.by